TOP

Иван Шамаев: Нужна ли нам революция?

Обращение регионального общественника лидерам общественного мнения и общественным организациям России

Обращение регионального общественника ЛОМам и общественным организациям России

Ф.Алсынову, А. Бобылеву, А. Ворсину, Ю.Галяминой, С.Глазьеву, П.Грудинину, Г.Гудкову, Д.Гудкову, С.Гуриеву, Ю.Дудю, Е.Жукову, Н.Зубаревич, А.Илларионову, А.Караулову, М.Кац, Р.Курбанову, А.Кыневу, А.Навальному, А.Несмияну (Эль Мюрид), Ан.Пивоварову, Н.Платошкину, Д.Потапенко, Ю.Пронько, В.Соловею, В.Рыжкову, Б. Титову, С.Удальцову, М.Хазину, В. Хатажукову, М.Шевченко, Г.Явлинскому, И. Яшину и др.

Введение.

События, которые произошли в Ингушетии, Калмыкии, Шиесе, Башкирии, по всей России во время голосования по поправкам в Конституции РФ и происходят в Хабаровске, Находке и т.д., показывают, что «верхи не могут, низы не хотят», т.е. страна близка к ситуации, определенной классиком марксизма как «революционная».

Смена конфигурации власти неминуема, какие-то изменения обязательно будут, но произойдут ли глубокие перемены? Ведь такие перемены требуют огромной подготовительной работы со стороны тех политических сил, которые борются за них. Если обратиться к истории более чем вековой давности, то подготовка к революции началась задолго до ее осуществления. Как бы мы ни относились к февральской и октябрьской революциям, должны признать, что российские партии, в том числе РСДРП, готовились к революции долго и тщательно, а когда сложилась революционная ситуация, фактически осуществили то, что было тысячекратно написано, провозглашено, обсуждено и дискутировалось в подпольных кружках, партийных собраниях с участием десятков тысяч партийцев и их сторонников. Что из этого получилось, это уже другой вопрос.


Наиболее полное изложение позиций левых и правых сил можно найти в президентских программах соответственно А. Навального и П. Грудинина. Раскрыв эти программы, мы действительно обнаружим последовательность логически выверенных в соответствии с выражаемой идеологией хорошо отточенных лозунговых положений о том, как должно быть на самом деле, чего должны добиваться. Все это правильно, программы такими и должны быть. Но ведь нужна огромная интеллектуальная, духовно-нравственная, а по масштабам, не побоюсь сказать, титаническая, деятельность значительной прослойки всего общества по поиску путей как всего этого добиваться, чего мы не ощущаем. Ведь понятно же, что уход со сцены действующей конфигурации власти не является достаточным условием начала воплощения в реальность наших благих намерений.

Рад ошибиться, но считаю, что, к сожалению, нет сколько-нибудь значительного багажа в этой части ни с правой и ни с левой сторон. Видимо, в этом причина того, что в такое переломное время никакая партия, никакое общественно-политическое объединение не делают даже попыток бороться за власть.

Гражданское общество в России.

Ничего хорошего в том, что народ не имеет возможности реально отстоять свои интересы даже в период перемен, нет. Защита интересов населения возможна лишь в том обществе, где в достаточной мере развито гражданское общество – «сфера самопроявления свободных граждан, объединенных в ассоциации и организации без участия государства». У нас этого нет, и обычно на этом месте принято последними словами ругать какие-то особо плохие качества российского народа, что в корне неправильно.

Политологи считают, что первые элементы гражданского общества в европейских странах начали возникать в заключительной фазе феодализма, а формирование полноценного гражданского общества завершилось в фазе развитого частнохозяйственного капитализма, т.е. в 19 веке, что сопровождалось становлением демократических форм жизни общества и государственного проявления.

Компактные европейские мерки никак не подходят для России с ее гигантскими масштабами, огромным этническим и конфессиональным разнообразием и необычным геополитическим положением — быть громадной межой между Европой и Азией. Поэтому нет ничего удивительного в том, что крепостное право в России было упразднено лишь в 1861 году, когда в Европе гражданское общество уже имело место быть. Именно после ликвидации крепостного прав в России появились первые ростки гражданского общества, а именно институты присяжных заседателей и частных поверенных (адвокатура). Тогда же в результате проведения земской реформы были введены земства.

В начале 20 века произошел качественный скачок: возникли многочисленные общественные организации по спорту, науке, здравоохранению и благотворительности. Тем не менее эти структуры гражданского общества были крайне слабы, не могли стать препятствием тоталитаризму, возникшему после падения царского режима. До смерти Сталина вся сфера общественных отношений была под жестким контролем, и говорить о каких-то даже элементах гражданского общества не приходится. Только после смерти Сталина на почве «хрущевской» оттепели в 60-70 годы начались движения разных «неформалов», таких как рок, каратэ, ЗОЖ, появились правозащитные действия, самоиздат и т.д.

В 90-х годах 20 века завершился великий во всех отношениях эксперимент по созданию социалистического государства, исключающего право собственности на средства производства. Произошло то, чему суждено было произойти. Но в условиях распадающейся страны, на свежих развалинах социализма, ну никак нельзя создать развитое капиталистическое государство, а потому ельцинская модель олигархического госкапитализма, которая также не имеет будущего, возможно, была тогда единственным вариантом для нашего случая. Горбачевско-ельцинская элита считала, что методом от противного доказана невозможность строительства социалистического государства, которое могло бы победить или хотя бы выстоять в конкуренции с развитыми капиталистическими странами, и поэтому в рамках принципа отрицания отрицания сознательно, можно сказать, искусственно, с помощью заокеанских советников, начали создавать капитализм – вот откуда термин «госкапитализм».

При этом новые хозяева сами ничего не могли создавать, а хватали то, что было уже накоплено, а потому их, допущенных хватать, не могло быть много – вот откуда прилагательное «олигархический».

Ситуация со «строительством» капитализма в России напоминала пророческую повесть В. Распутина «Пожар» — люди ворвались в горящие склады и начали хватать подряд все что попадется.

Дорвавшиеся до власти получили исключительное право на управление и владение основным национальным богатством страны. Произошло совершенно неизбежное в таком случае быстрое срастание новой финансово-промышленной элиты со всеми тремя ветвями государственной власти, а сам государственный механизм постепенно превратился в инструмент обслуживания указанной группы людей. Вот откуда исходит генетически предопределенная коррумпированность современной российской власти. В 2000 году создатель экономической модели России отошел от власти, пришел новый правитель и начала слаживаться новая конструкция власти.

Эта конструкция уже к 2004 году посчитала, что уже освоилась с доставшейся ей политико-экономическим ландшафтом России и бросилась на дальнейшее укрепление своих позиций. Для того, чтобы можно было свободно, безо всякой оглядки действовать на всей территории России, была ликвидирована выборность глав региона, принцип двух ключей на недровые богатства.

Одновременно началось наступление на все атрибуты гражданского общества: свободу слова и печати, волеизъявление народа и т.д. Появившиеся в бурные девяностые годы островки гражданского общества, плывущие по реке времени безо всякой связи между собой, конечно же, не могли стать преградой наступлению вертикали власти. Заключительным аккордом этого разгрома принципов федерализма, прав и свобод человека стало принятие поправок Конституции РФ, похоронившее, надеемся, не окончательно мечты и планы российского общества о строительстве подлинно правового государства.

Как власть обрабатывает политическое поле?

После распада СССР в совершенно новой политической обстановке многопартийности, свободы слова и печати новая власть и ее спецслужбы не могли оставаться на уровне методов примитивного подавления и были вынуждены расширять и развивать арсенал способов защиты своей системы.

Сейчас для всех стало привычным существование левой и правой системных оппозиций, которые довольно бурно действуют в рамках дозволенного. Также есть партии так называемой внесистемной оппозиции, которые в своих выступлениях вроде бы выходят за рамки дозволенного, но на любых выборах набирают свои более чем дозволенные мизерные проценты (Мизерные, даже с учетом циковских безобразий).

Главнейшим «достижением» технологов власти является то, что в результате кропотливой, упорной работы им удалось так приручить оппозицию, что, во-первых, вся их идеологическая работа оказалась сведенной только критике существующей власти и определенных лиц, представляющих ее, и деятельности партии власти “Единая Россия”.

За все эти годы (считай, четверть века!) и левая, и правая оппозиции в идейном, теоретическом и организационном отношении ни на шаг не продвинулись вперед, если не считать так называемое “умное голосование Навального”.

Понятно, что такой идеологический вакуум вокруг этих партий и политических объединений отнюдь не способствует притоку свежих сил, новых людей – кого привлекут партии с непонятными целями и задачами?

Следующим “достижением” технологов власти является мастерское владение ими методов сталкивания лбами левых и правых оппозиций. При малейших признаках их совместных действий – между ними бросают в качестве яблока раздора символ Сталина, на что они тут же ведутся – левые и правые начинают так яростно выяснять отношения, что становится ясно: они в большей степени боятся и ненавидят друг друга, чем тот режим, который они вроде собираются низвергать.

Главной “родовой травмой” всех современных российских партий является то, что они не являются партиями, возникшими снизу, усилиями самих общественников, а если когда-то были такими, то, начиная с какого-то момента, стали ангажированными. По этой причине большинство партий обюрократились, замкнулись, перестали быть открытыми и сами стали похожими на маленьких едро.

В этом ничего сверхъестественного нет, так как только достаточно зрелое гражданское общество может из своих недр родить партию, а такая партия, востребованная самим обществом, конечно же, будет представлять угрозу сегодняшнему режиму. Вот почему российское политическое поле тщательно контролируется и вычищается от любых ростков естественного происхождения.

Сидеть сложа руки нельзя. Анализируя происходящие события, многие политики и политологи предрекают, что в 2020-2021 годах произойдут крупные политические события, которые приведут к смене власти в России. В этом отношении своеобразный прогноз дал в мае текущего года политолог В. Соловей: «После событий, которые произойдут летом, с высокой долей вероятности (эти события) должны пройти, общество будет более чем готово. И тогда общество будет реализовывать свою волю и право быть источником власти непосредственно».

То, что происходит в Хабаровске, Башкирии и других местах, показывает близость к истине прогноза В. Соловея в части о событиях, которые «должны (были) произойти летом». Участившиеся внезапные аресты, неожиданные отставки крупных чинов показывают, что идет довольно жесткая подковерная борьба за власть. Конечно, ни активная часть общества, которому, по Соловею, вроде бы суждено вот-вот совсем скоро быть «источником власти непосредственно», ни политические партии, которые, казалось бы, были призваны сами двигать колесо истории, не принимают участия в этой борьбе, а сами теряются в догадках, в чьи же руки перейдет власть. Поэтому вторая часть прогноза, а именно: «общество будет реализовывать свою волю и право…», является, с моей точки зрения, по крайней мере, неточной – можно было бы согласиться с формулировкой «общество будет пытаться реализовывать свою волю и право…»

Невооруженным глазом видно, что борьба за власть ведется разными группировками из ближайшего окружения, каждая из которых опирается на самые разные силы. Это означает, что сценаристы и режиссеры уже идущих и будущих политических баталий находятся внутри самой правящей элиты, но, возможно, в разных командах, поэтому речь может идти только об обычном (или необычном) транзите власти или межвидовой борьбе. Надо признать, что, к сожалению, в этом процессе системной и внесистемной оппозиции, обществу, населению отведена роль статистов. Почему? Да потому, что никто никогда не отдает власть добровольно, а тоненькой дисперсной прослойке гражданского общества сегодняшней России нет шансов зубами вырвать власть у олигархократии, окруженной плотным кольцом силовиков, и добиваться реализации новой, более прогрессивной модели государства. Во-первых, нет зубов, во-вторых, нет даже эскиза какой-то такой модели. Если у кого-то в голове эта модель готова, почему-то он не делится с обществом. В-третьих, представляем ли мы вообще как такие дела реализовываются?

Так что в ближайшем будущем ельцинской модели олигархического госкапитализма ничего не грозит – может измениться лишь конструкция власти. При этом мы должны понимать, что конструкции тоже могут быть разными: одна может оказаться просто гибельной для страны, а другая – давать просвет надежды на возрождение в будущем.

Несмотря на такую печальную реальность, мы, общественники, не должны сидеть и ждать, когда же буря разразится и потом устаканится, а должны усилить работу. Во-первых, в таких ситуациях у активистов появляется больше возможностей влиять на общество, население. Во-вторых, в такие времена органы власти внезапно проникаются необъяснимым чувством уважения к общественности, внимательно слушают и поддакивают, даже поддерживают какие-то инициативы снизу. Понятно, что нам, общественникам, упускать такое время нельзя, в этот момент мы должны стремиться занять выгодные позиции, закрепиться, готовиться к наступательным действиям в будущем, научиться разбираться в разных возможных конструкциях власти. Подспорьем для таких дел окажется движение по организации народных палат по всей России.

Народные палаты.

Ростками гражданского общества в регионах являются зарегистрированные или незарегистрированные общественные организации, борющиеся против коррупции местных властей, за экологию, за права человека и т.д., а также региональные отделения различных политических партий. В середине июня текущего года было распространено обращение к этим организациям с призывом организовать в своих регионах народные палаты (народные парламенты, народные советы и т.п.) как ассоциации общественных и политических организаций, активных граждан, подписанное общественниками шести субъектов Российской Федерации.

Процитируем важные моменты письма: «Во-первых, она (народная палата) должна выполнять роль площадки для проведения дискуссий, докладов, лекций, встреч со знаковыми личностями, собраний общественности по злободневным политическим, экономическим, социальным вопросам. Народная палата должна стать школой, обучающей нас умению искать, находить и отстаивать общие позиции. Во-вторых, общественная палата может инициировать обращение к органам власти, населению региона или определенной категории граждан. В третьих, народная палата должна устанавливать и развивать связи с народными палатами, общественными организациями других регионов. Для координации деятельности народная палата может оформить свой устав (этический кодекс) и программу, избрать правление, в котором по возможности должны быть представлены все партии, организации, принимающие участие в деятельности палаты».

Конечно, одно, пусть даже несколько обращений, к общественным организациям страны не могут сподвигнуть людей на организацию действующих региональных народных палат – нужно общероссийское народное движение, которое можно условно назвать «Народная Палата России» (НПР). Возможен вариант «Народный Парламент России». Платформой деятельности этого движения должны стать те направления политической деятельности, которыми эти организации и занимаются, а это борьба за свободу слова, защиту социальных и политических прав человека, реальный федерализм, честные выборы, независимую судебную систему, социальные блага, чистую экологию, развитие малого и среднего бизнеса, против бедности, коррупции, беззакония, узурпации власти. Назовем их принципами правового, социального государства.

Народные палаты могут быть городские, районные, региональные, окружные, зональные и российские. Народная палата – это площадка, где на равных правах имеют возможность обсуждать экономические, политические, экологические, социальные, правовые и другие проблемы левые, правые, просто общественники, представители законодательной и исполнительной власти. При этом обязательно, твердо и неукоснительно должна соблюдаться парламентская этика.

Нужно сознательно не расширять направления деятельности НПР. Например, если в этом списке появится положение, связанное с вопросом, кому принадлежать средствам производства, то движение тут же развалится на левые и правые части и мы снова вернемся к исходной позиции.

Патриотический авангард России.

Почвой развития гражданского общества России являемся мы, простые общественники. Нас, конечно же, не так много, как хотелось бы. Уровень нашей политической, правовой, экономической и другой грамотности оставляет желать лучшего. И что самое худшее – мы разобщены.

Все мы снизу взираем на крупных фигур политического небосклона России, стараемся уловить и понять их мысли, идеи, некоторые из них пытаемся воплощать в реальность. С надеждой следим за деятельностью Алексея Навального, который на протяжении ряда лет является триггером политической активности всей России. Ждем заветное слово от Павла Грудинина, который на выборах 2018 года сумел встряхнуть всю страну. Многие с восхищением слушают репортажи борца за принципы социализма, федерализма и равноправия народов Максима Шевченко. Многое успела сделать всего за полгода Юлия Галямина, которая в период голосования по поправкам в Конституции организовала движение «НЕТ», сейчас продолжает руководить движением «Живая политика». Многие ждут, когда же возобновит реальную политическую деятельность Владимир Рыжков, который вместе с Борисом Немцовым и другими в 2011 году сумел вернуть России выборность глав субъектов.

Сохраняет политический задор лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. Не исчезает с политического поля, но в то же время никак не может распрямить плечи партия «Яблоко» Григория Явлинского. Многие россияне возлагают свои надежды на молодого, но раннего Егора Жукова и его команду. Своих сторонников имеет Николай Платошкин.

Непрерывную работу по анализу сложной и запутанной российской экономики и политики ведут блестящие специалисты, ученые Андрей Илларионов, Сергей Глазьев, Сергей Гуриев, Наталья Зубарева, Александр Кынев, Анатолий Несмиян (Эль Мюрид), Дмитрий Потапенко.

Большую работу по освещению и анализу, изложению собственной трактовки политической обстановки страны с точки зрения интересов населения ведут независимые журналисты, блогеры Валерий Соловей, Андрей Караулов, Юрий Пронько, Александр Бобылев и др.

Сразу возникает проблема – а какое название дать этому списку лиц общественного мнения России? Любой, кто взглянет на список политиков, т.е. первую группу, может подумать, что это просто список оппозиции. Но Н. Зубареву, А. Кынева из второй группы лиц никак нельзя называть оппозиционерами. Кажется, Ю. Пронько также не входит в список оппозиции. Испытывая определенную трудность в обозначении этого списка каким-нибудь термином, осторожно предложу рабочее название «патриотический авангард» России, подразумевая, что главным стимулом их деятельности является желание увидеть Россию сильным, цветущим, развивающимся государством.

Из списка видно, что просто объединить политических лидеров патриотического авангарда так же невозможно, как и объединить лидеров оппозиции, о чем судили и рядили столько лет сами сторонники оппозиции. Объединение не удавалось даже в более узком формате, например, в рамках только либеральной оппозиции, а здесь идет речь об объединении левых и правых, которые, казалось бы, в принципе антагонистичны.

Поэтому необходимо, чтобы хотя бы по одному-два лидера, условно с левых и правых политических сил, публично изъявили согласие поддержать движение Народной палаты России.

Будем надеяться, что такие люди все-таки найдутся. Возникнет хотя бы небольшая группа, которая с региональными общественными лидерами образует инициативную группу движения «Народная палата России». Если состоится такое событие, то оно станет катализатором возникновения народных палат в регионах. Если даже в десяти регионах появятся народные палаты, то актуальность головной общероссийской палаты станет очевидной – регионы сами будут выходить к конкретным лидерам общественного мнения, экспертам с просьбой присоединиться к деятельности инициативной группы по созданию НПР. Если из всей России найдется хотя бы 2-3 общеизвестных лидера федерального масштаба, представляющие собой и левые, и правые силы, и согласятся присоединиться призыву организовать народные палаты в регионах, то движение значительно усилится. Если НПР будет существовать и действовать даже чисто виртуально, проводить обсуждения актуальных проблем, выпускать доклады, вносить разные предложения, пусть даже диаметрально противоположные, все это будет иметь огромное значение для быстрого усиления и развития гражданского общества.

Народная палата и власть.

Мы, общественники, сами снизу должны создавать народные палаты. Нам дегтяровские советы не нужны. Как мы уже писали, народная палата должна быть открыта для всех активных общественников, партий и политических объединений, в том числе и для «Единой России». Она должна быть открыта и для представителей исполнительной и представительной властей.

Избираемый председатель народной палаты должен требовать от членов палаты неукоснительно придерживаться парламентской этики при выступлениях.

Скорее всего, власти, центральные органы некоторых партий сначала будут игнорировать мероприятия народных палат, но как только палата начнет набирать популярность среди населения, то они будут вынуждены стремиться принимать участие в ее деятельности. Это произойдет в том случае, если избранное правление палаты будет объективно подходить ко всем политическим направлениям и течениям, давать возможность им проявить свое отношение и позицию по тем или иным злободневным вопросам.

В рамках заседаний народной палаты критика властей, других политических направлений должна вестись только в конструктивной форме. Власть должна понять, что народная палата – это шанс найти общий язык, а на худой конец, компромисс с обществом, населением. Партии, партийные объединения должны стремиться использовать площадки народной палаты для привлечения своего электората. Народная палата должна развиваться как своеобразный рынок политических товаров.

Принцип деятельности народной палаты. Форма создания и деятельности региональной народной палаты зависит от инициативной группы. Можно считать, что в некоторых регионах подобия народных палат уже имеются. Например, «Дискуссионный клуб», организованный Янковским в Новосибирске, «Совет внепарламентских партий и движений» в Кемеровский области, «Центр гражданского содействия» в г. Усть-Кут Иркутской области, «Кабардино-Балкарский региональный правозащитный центр», созданный в эти дни «Зеленый щит Башкортостана – Куштау».

Можно пойти по пути стандартного алгоритма – инициативная группа создает устав (положение деятельности) региональной народной палаты, в котором устанавливается количество членов, принцип выбора членов и органов управления палаты. В палате образуются профильные комитеты по направлениям деятельности. Представители тех или иных политических течений, а не только партийцы, правомочны по своему усмотрению создавать фракции.

Какую деятельность могут и должны развивать региональная и российская народные палаты? Сейчас трудно предвидеть все вопросы, которыми может заниматься народная палата, но некоторые направления деятельности можно назвать:

— подготавливать и распространять населению, органам власти доклады о социально-экономическом, экологическом состоянии, о состоянии системы образования региона;
— по определенным социальным, политическим, экономическим, экологическим вопросам региона и страны палата может инициировать обращения к органам власти, населению региона или страны;
— организовывать общественный контроль над деятельностью государственных и муниципальных органов власти;
— готовить проекты региональных и федеральных законов и инициировать их принятие соответствующим региональным парламентом или Госдумой;
— инициировать социологические исследования региона, исследования в области развития гражданского общества, взаимоотношений общества и власти, форм государственной власти, федеративных отношений, опыт других стран, проводить научно-практические конференции, форумы;
— обсуждать, искать пути и делать реальные шаги в направлении установления независимой судебной системы, достижения честных выборов, развития малого и среднего бизнеса, восстановления и развития принципов федеративного устройства страны.

Конечно же, народная палата — это не партия, не политическое объединение и не законодательное собрание, а самый пестрый набор различных мнений, политических взглядов и убеждений, поэтому минимальное количество голосов, необходимых для принятия решения от имени палаты может быть доведено до 25% с условием обязательной фиксации особых мнений несогласных фракций в документах, принимаемых народной палатой.

Можно надеяться, что, во-первых, народные палаты создадут конкурентную среду для действующих партий и они будут вынуждены перестать быть закрытыми, инертными. Во-вторых, на базе народных палат усилиями самих общественников могут возникнуть партии, не ангажированные властью, деньгами или другими силами, а востребованные самим обществом.

Кто может подхватить и продвигать на местах идею организации народных палат? Это прежде всего общественники, но и члены тех или иных партий, понимающие, что без консолидации всех здоровых сил развитие гражданского общества в России застопорится. Конечно, член партии, во-первых, должен получить одобрение или хотя бы добиться нейтрального отношения своих региональных штабов по поводу своей деятельности в народной палате. Во-вторых, уметь абстрагироваться от узких партийных интересов ради общего дела. Управление народной палаты даже по своей многосложной природе предполагает применение принципа распределенного лидерства, который проповедует Юлия Галямина.

Вопрос денег для народных палат. Общеизвестно, что, начиная с 2002 года, как только были ликвидированы маленькие партии, партии стали организовываться только в том случае, если есть деньги, причем немалые. Поэтому многие считают, что создание партии – это проект не столько политический, сколько коммерческий. В организации народных палат дело обстоит совершенно иначе – нельзя сидеть и ждать, когда кто-нибудь отстегнет деньги. Для того чтобы группа из десяти-двадцати человек регулярно собиралась и могла общаться, нет необходимости в значительных затратах.

Конечно, это не значит, что народным палатам деньги не нужны. Реально действующая народная палата, при необходимости, без особого напряжения будет собирать деньги в той мере, в какой это необходимо.

Лидеры авангарда о смене власти.

О слабости гражданского общества в России Валерий Соловей говорит следующим образом: «В России катастрофически не хватает общенациональной солидарности, и это отсутствие солидарности губит нас. И формирование солидарности становится первостепенной задачей национального выживания, странового выживания и обеспечения перемен в Российской Федерации». Инертность масс, нежелание населения отстаивать свои же права также беспокоят социалиста Николая Платошкина, о чем он не раз высказывался в своих видеообращениях.

Лидеры патриотического авангарда призывают неустанно проводить митинги, демонстрации и другие протестные акции, постоянно и активно участвовать на выборах всех уровней. Регулярно проводит митинги партия КПРФ. Недавно их лидер Геннадий Зюганов заявил о подготовке всероссийской акции протеста против фальсификаций прошедших выборов. Акции гражданской солидарности под названием «День перемен» инициировал Валерий Соловей. Тактику постоянного участия на выборах придерживаются «Объединенные демократы» (Андрей Пивоваров), сумевшие провести в депутаты в рамках кампании «Независимые депутаты» 60 кандидатов. Постоянное и активное участие на выборах проповедует Юлия Галямина. Владимир Рыжков призывает: «Регистрироваться, бороться, встречаться с избирателями, идти в наблюдатели, контролировать выборы, даже трехдневные, и побеждать – вот правильная стратегия мирной смены власти, в чем нуждается страна».

Юлия Галямина отмечает о трех потенциалах деятельности активных граждан на местах:

— организация по-настоящему массового участия на выборах, что затруднит фальсификацию выборов;
— падает уровень доверия к федеральным лидерам, зато растет уровень доверия к местным лидерам, «к лидерам на расстоянии вытянутой руки»;
— нужно, чтобы сеть локальных лидеров воспринималась как отдельная сила, скрепленная осознанным горизонтальным сотрудничеством, с проговоренными и продуманными интересами, общими целями.

Смену власти, включая транзит власти, Валерий Соловей называет не иначе, как «революция». Он считает, «что субъектом новой революции станет именно гражданская коалиция, то есть объединение различных сил на надпартийной основе». Как мы видим, гражданская коалиция, по В. Соловею, и есть народная палата – разница лишь в названиях. Далее он говорит: «У России есть набор общенациональных требований, которые разделяет 99% населения. Рано или поздно появится группа людей, которая эти требования обобщит, сформулирует, выдвинет и предложит политическую стратегию для их реализации». Здесь можно добавить, что принципы правового, социального государства, которые мы перечислили, скорее всего, и есть «набор общенациональных требований», по Соловею. Недавно он объявил начало организации Гражданской Коалиции.

Валерий Соловей часто говорит: «Слабое место режима – это глупость и жадность. В связи с чем система движется по пути саморазрушения. При первом сильном давлении режим начинает отступать».

Далее В. Соловей четко формулирует, что субъект революции – гражданская коалиция — должна потребовать:

— отставки правительства;
— проведение выборов по новому избирательному закону или хотя бы по закону в версии 2003 года;
— формирование правительства народного доверия;
— введение нормы строительства экологически вредных производств и мусорных полигонов только после проведения местных референдумов;
— постепенный переход к реальному федерализму.

Губительное разделение гражданского общества.

Общественные активисты на местах, не заморачиваясь на идеологические споры партийных верхушек, заняты конкретной деятельностью – не жалея сил и времени отстаивают права человека, честные выборы, борются против хищнической добычи природных ресурсов, коррупции и т.д. В какой-то момент активисту приходит понимание того, что нужна не только работа на местах, но и систематическая, всеохватная деятельность, и он начинает искать опору в партиях и во всероссийских политических движениях. Изучая эту ситуацию, он обнаруживает, что, оказывается, есть пять типов партий: власть имущих – ЕР, националистических, например, ЛДРП, левых, правых и непонятных. Ясно, многих ни ЕР, ни ЛДПР, тем более непонятные партии не привлекут, поэтому они предстанут перед выбором левого или правого направления.

Но и здесь их ждет нелегкая участь. Конечно, многих привлекает социальная риторика левых, но отпугивают их алые стяги и твердая сталь в голосе, живо напоминающая «развитый социализм советских времен». Один из теоретиков социализма В. Дашичев цитировал президента независимой ассоциации В. Скериса, который очень удивлялся тому, что лидеры КПРФ на выборах призывают не к построению нового, а к возрождению старого социализма и советской власти. На самом деле такое происходит сплошь и рядом. Иногда начинает казаться, что лидеры КПРФ сами опасаются массовости в своих рядах. Народную массу не привлекают и правые силы. Некоторые видят в них проводников западных ценностей вплоть до пропаганды меньшинств, одних пугает их жесткое отношение к слову «социализм» и все, что связано с этим. Многих удручает незначительность теоретического и идеологического нарратива у обоих.

Пока мы говорили только о поверхностных, наглядно-эмоциональных причинах разделения на левых и правых. На самом деле, главной «линией водораздела» между ними является их отношение к праву собственности на основные средства производства. Как известно, социализм есть первая фаза коммунизма, а коммунизм постулирует общественную собственность на средства производства. Одним из основных принципов либерализма является признание неприкосновенности частной собственности, в том числе частной собственности на средства производства. Ни в каком современном государстве, в том числе и в России, эти антагонистические принципы капитализма и социализма не найдут согласия. Вечный спор между сторонниками этих принципов может находить временное разрешение лишь в результате открытой и честной состязательной дискуссии левых и правых сил на политическом поле правового демократического государства. Но для этого нам, россиянам, надо сначала как-то выбраться из зоны затянувшейся турбулентности, сохранить страну, а потом приняться за стройку такого государства. Поэтому для нас, небольших групп общественников в регионах, разделение на левых и правых не имеет никакой актуальности, более того является губительным. Не затрачивая сил и времени на выяснение отношений по вопросу права собственности на средства производства, мы все вместе должны добиваться независимости судебной системы, честных выборов, поддержки среднего и малого бизнеса, защиту социальных прав населения, осуществления реального федерализма. Решение всех этих вопросов общенационального значения и должно быть делом Народной Палаты России.

Нужна ли нам революция?

Некоторые политики вещают, что, для того чтобы добиться перемен к лучшему, надо всем выходить на улицы и сильно протестовать против действующей власти. Тогда, мол, перепуганные чиновники разбегутся, запаниковавшие олигархи сядут в личные самолеты и улетят, а власть упадет к ногам восставшего народа – бери не хочу. Не верится в такие сказки. Если всего-навсего за один ресторан разгорается кровавая бойня в центре Москвы, то тут на кону вся Россия.

Как мы уже обсуждали, сегодня в России глубокие перемены невозможны, произойдет либо транзит власти в результате договоренностей элит, либо начнется конфликт группировок правящей элиты, который кто-то назовет революцией.

В конфликт группировок могут быть втянуты население, внешние силы. Не исключено, что призывы к протестам ради протестов могут быть подготовкой массовок будущих политических баталий между группировками элиты власти. Такие баталии могут перерасти в гражданскую войну и, в конце концов, завершиться победой одной из группировок.

Итогом всего этого станет новый передел собственности, при котором населению достанется та же самая дырка от бублика. Нельзя исключать и наихудший вариант – разрушение всего государства.

По этому поводу точно выразился блогер Юрий Пронько: «Нам не нужна революция, которая ведет к хаосу и дестабилизации. По этому критерию мы план перевыполнили в прошлом веке, когда дважды теряли страну». Молодой политик Егор Жуков также считает, что перемен надо добиваться без революции.

Сейчас нам впору обратиться к опыту эволюции европейских стран, особенно скандинавских. По мнению историка Н. Плевако, например, в Швеции, с ее вековыми исторически сложившимися политическими традициями, общество и власть осознают, что мирные преобразования плодотворней насильственных, а потому революционная катастрофа исключена.

Она подчеркивает, что «Культура переговора – залог успехов страны и суть шведской модели». Историк Э. Эстерберг считает: «В этом причина эволюционного характера социальных изменений в Швеции».

Нельзя слепо копировать чужое, но почему мы не должны пытаться подражать лучшим образцам? Да, мы не шведы, нам и не удастся перевоплотиться в них, если даже и захотим. Но сегодня для нас очень актуально понимание того факта, что шведская модель – это торжество эволюции, не отрицающей системных преобразований, но исключающей революционную катастрофу, т.е. именно то, что очень важно для нас сегодня.

В эти дни, когда стало опасно собираться на пикеты и митинги, очень важно, чтобы двери народных палат были открыты для всех, в том числе и для представителей власти. Мы, общественники, не должны видеть в них непримиримых врагов. Большинство чиновников оценивают ситуацию точно так же, как и мы, но, будучи заложниками режима, вынуждены молчать. Заложниками стали и сами бенефициары режима. Они тоже видят, что находятся в запертой машине без тормозов, летящей вниз по откосу, которую им не вырулить из глубокой колеи.

В такой ситуации злорадствовать и ждать, когда же грохнется эта машина, нельзя – мы тоже находимся в той же машине. Мы не имеем права упускать возможность мирных преобразований и потому обязаны соорудить площадку для консолидации всех патриотических сил – Народную Палату России.

Подведем итоги.

Ельцинская модель олигархического госкапитализма за тридцать лет существования сформировала финансово-промышленную элиту, тесно слившуюся с аппаратом государственного управления, у которой одна цель – получить сверхприбыль в кратчайший срок, пусть даже в ущерб национальной безопасности, экологии, благосостоянии населения. Эта элита, как бенефициар существующей экономической модели, никогда не откажется добровольно от своих привилегий, более того, будет ревностно следить за каждым, чтобы не посмел нарушить сложившийся статус-кво. В этом смысле каждое лицо, включая самых высокопоставленных, сам является заложником действующей системы.

Естественно, такой власти недоступно создание развитой, сложной и разветвленной экономической модели, характерной для современного федеративного государства. В условиях жесточайшей технологической и политической конкуренции таких гигантов, как Китай и США, других развитых стран, примитивная российская модель долго не выдержит и рассыплется, что, в свою очередь, может вызвать обрушение государства. Только смена политической системы и социально-экономической модели России, а не просто транзит власти, реализующая главные принципы правового, социального государства федеративного типа, может спасти Россию.

Такие фундаментальные преобразования нельзя добиться только протестными акциями, какими бы сильными они ни были. Для того чтобы построить новое будущее, сначала нужно создать его умозрительную модель, донести суть этой модели до миллионов – «идея становится материальной силой, когда она овладевает массами». Все это потребует, как мы уже говорили, титанической деятельности значительной прослойки общества. Но для этого необходимо, чтобы эта прослойка:

— проснулась;
— по-новому осмыслила такие фундаментальные категории, как правовое демократическое государство, социальная ответственность государства, независимая судебная система, российская идентичность, принципы федерализма и многое другое, причем применительно к конкретной современной России;
— создала механизм внутреннего взаимодействия;
— наметила контуры этапов действия;
— взяла на себя ответственность и начала действовать.

И той средой, в которой будет проходить эта гигантская стройка, должна стать Народная Палата России.

Иван Шамаев, общественник,
Республика Саха
14 октября 2020 года.

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей
Алексей
27.10.2020 17:46

Я про этого Шамаева думал более уважительно. Думал, что он более искушенный общественный деятель. Думал, что он не хочет власти путем «консолидации», объединения и прочей чепухи… Его выступление больше похоже на МАНИФЕСТ глупого и наивного человека… 1.    Оценка деятельности марксистских кружков в качестве подготовительной работы к революционным событиям – неправильно и некорректно. 2.    Непонимание природы общественных взаимоотношений в период сталинизма. Положительная оценка роли «хрущевской оттепели» является троцкистским откатом. 3.    Непонимание роли государственного капитализма, путание с олигархическими образованиями. 4.    Приход к власти Путина – наступление на гражданское общество с целью его ликвидации. Поправки к Конституции – разгром принципов федерализма, прав и свобод человека: явный бред… Подробнее »

Разное