TOP

Дневник больного коронавирусом. Врач сказал в морг, значит в морг

Врач сказал в морг, значит в морг. Так я подумал, когда меня направили в палату с больными с положительными результатами анализов на ковид19.

До этого я успел полежать в чистой палате, в одиночке. Наплыв больных вынудил медперсонал нас скомпоновать по максимуму.

Мне предстояло выжить. Во всяком случае так мне мыслилось. Ведь я еще ощущал себя частичкой большинства, которое искренне боялось новой заразы.


Всем привет! Мое бодрое приветствие «скисло» при виде тяжело дышащего старика славянской внешности. Вторым был молодой парень с предприятия, которое доставляет чистую воду. Весь последующий вечер прошел в ощущении проникновения в меня чужих вирусов. В глаза как будто насыпали песком, горло тоже явно что-то ощущало.

Мнительность? Сенситивность.

Я не зря упомянул род деятельности предприятия, где работал мой сосед по болезни. Потому что практически все пациенты пульмонологического ковидного отделения были физическим воплощением виртуальных новостей.

Студенты заболели? Вот они. И узбек, и австриец, и еще неизвестные мне молодые.

Вспышка в офтальмологии? Здесь мужик, его жена там работает.

Чаянда? Их целая палата: русский, казах, башкир.

Ил Дархан говорит по телевизору, а люди вот они. Не нужно гадать, а можно спросить. Вас там 30 студентов заболело? Нет, намного больше. Говорят всего 600 вахтовиков вирусных? Хехе, каждый второй точно. Говорят служебное расследование завели по вспышке в офтальмологии? И так понятно, кто нас заразил. Вот что значит быть в глазе урагана — тебя накрыло областью прояснения. Прояснения сознания.

Оказывается диагноз не до всех доводится. «Тяжёлый» старик запомнился своим вопросом: «Скажите, а коронавирус это страшнее, чем моя пневмония?» Медбрат ответил, что пневмония это осложнение ковид19. И ушел. Старик замолчал, переваривая непонятную ему информацию. Затем его перевели видимо в реанимацию. Он всё время, что лежали вместе, не мог кушать, постоянно была высокая температура, затруднённое дыхание, все время был на кислороде. Когда сейчас говорят, что такое-то количество тяжёлых, я вспоминаю его — выздоровел ли?

О том как меня лечили, лучше скажут мои фотографии.

Таблетка с зелёными буквами называется Плаквенил. В интернете написано, что это противомалярийное средства.


Inga Bysykatova спрашивала про биотуалет. Он был один в палате. И приходилось всем мужикам ходить туда по очереди. Представьте себе!!! Хорошо попросили ширму.

Я даже предпочитал меньше кушать, чтобы не частить по этому делу. В 6 часов медбрат выносил биотуалет. Затем в одно прекрасное утро нас открыли (закрывали ранее на засов снаружи) и разрешили ходить в обычную уборную. То ли терпение медперсонала закончилось, то ли отделение начало специализироваться только на ковидных больных. Скорее всего второе.

Однажды в палату привезли больного в одном одеяле. Оказался вахтовиком с Чаянды. Русский мужик в возрасте. Состояние непростое, хрипы, затруднённое дыхание, постоянно на кислороде, дают гормональное небулайзером, систему, уколы и пр. До этого был в реанимации на 5 этаже, где у него все вещи были изъяты. Как говорится, человек был в чем мать родила. Постоянно просил передать ему вещи и особенно телефон. И однажды ему принесли небольшой пакет. Оказался в нем… паспорт. Вот представьте, сидит на койке голый мужик с удостоверением. Ему его даже положить некуда ). Было бы смешно, если не так грустно. Телефон ему при нас так и не дали. Как он сам признался, еще в Ленске он успел позвонить жене, предупредив, что его увозят в Якутск. И все эти дни его родные были не в курсе что с ним. Во всяком случае с его слов. В самолете его везли в медицинском коконе без вещей, так что после своей эвакуации он не мог ни с кем связаться. Через два дня его перевели на 3 этаж. Напоследок другой чаяндинец подарил ему трусы. Чистые. От души.

А в один день меня перевели в палату к чаяндинцам. Но это отдельная история.

Иван Сергин
(Продолжение следует)

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Разное