Закрытая школа закрытого типа


Республиканской общеобразовательной школе закрытого типа, что в Хатассах, в этом году исполнилось 15 лет.


Помнится, открывали непростую школу с помпой, чиновники провозглашали речи о гуманизме и счастливом детстве, которое должно быть у всех, включая малолетних правонарушителей. Главной мыслью создателей школы было, очевидно то, чтобы дети, какими бы они ни были, не вывозились за пределы республики. Перед педагогическим коллективом была поставлена задача: воспитывать без решеток и карцеров, скорректировать поведение непростых детей и выпустить полноценными законопослушными членами общества.

За все 15 лет, школа вписала множество негативных и светлых страниц в свою историю. Но, как оказалось, по мнению экспертов не оправдала свое назначение.

26 сентября 2013 года вышел в свет документ «Экспертное заключение об оценке принятия решения о реорганизации Государственного образовательного учреждения РОСШ».

Комиссию, состоящую из восьми сотрудников Министерства образования, Уполномоченного по правам ребенка в РС(Я); представителей аппарата при Правительстве РС(Я), Федеральной службы исполнения наказаний, комиссии по делам несовершеннолетних и председателя Республиканского комитета профсоюзов работников образования РС(Я), как утверждают педагоги РС(Я) в стенах школы они не видели.

Комиссия пришла к выводу: школу необходимо ликвидировать. По словам членов педагогического коллектива до сих пор им ничего не известно, но, по слухам учреждение реорганизуют. Одна из версий — школа превратится в центр для детей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Но сейчас все складывается таким образом, что в сложное положение попал весь коллектив РОСШ.

Директора РОСШ Тимофеева, ушедшего на больничный, заменил и.о. Роберт Никифоров, который, по утверждению педагогов, ничего не объясняет, к коллективу заведомо настроен негативно. Людям приходится только догадываться о своей будущей судьбе и черпать информацию из слухов и других сомнительных источников.

Они вынуждены каждый день приходить на работу и без дела слоняться, не имея возможности даже присесть. Дети условно-досрочно освобождены, спальные корпуса, кабинеты, все учебные классы опечатаны, учебники сданы, но ликвидационных листов люди так и не получили.

Людей вынуждают подписать заявления на режим «простой» (при этом у них сохраняется 2/3 от тарифной ставки, т. е. на руки они будут получать по две-три тысячи) либо уйти в отпуск без содержания. Отказавшихся подписываться под заявлением, угрожают уволить.

— Я никого не держу! — Говорит и.о. директора, — не хотите, можете уйти!

Никифоров, по словам работников РОСШ, придерживается линии, предписанной министром образования Татариновой, которая таким образом решила «наказать коллектив, разваливший школу».

Но в желании «наказать», думается, наблюдаются нарушения трудового законодательства. Можно ли держать в «подвешенном состоянии» целый коллектив? Не проще ли было сначала законно ликвидировать предприятие, со всеми причитающимися работникам выплатами, а уже потом решать организационные моменты? Была ли необходимость переводить коллектив на режим «простой» в середине учебного года, когда вакансий для педагогов нет по определению? Если действительно грядет реорганизация, то почему об этом не сообщают, чтобы люди могли хотя бы на что-нибудь надеяться? Где, в каком нормативном документе говорится о том, что можно ставить под удар более 40 человек с их семьями, детьми, кредитами, в конце концов? И почему министерство считает возможным так относиться к людям, что не удосужится даже разъяснить ситуацию?

На эти и другие вопросы мы постараемся найти ответы в более развернутом материале в «ВЯ» на следующей неделе.

 

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru