TOP

На золотом тельце сидели…

«Нет, это не Рио-де-Жанейро», — сказал бы великий комбинатор, ударив автопробегом по бездорожью столицы северной республики. И был бы неправ.

Ну и что, что горожане ропщут на хроническое дорожное разгильдяйство, на пыль и мусор, на стаи бродячих собак, ревновак… ой, это из другой оперы…
В общем, все равно неправ.
Несмотря на мелкие городские неприятности, оборотистые люди и здесь имеют то, о чем сын турецкоподданного так страстно мечтал, ведь теперь собственный бильярд и даже лакей-японец — плевое дело для местных крезов.

Но Остапу Ибрагимовичу, как идейному борцу за дензнаки, наверняка бы польстило, что негласным лозунгом у нынешних политиков-толстосумов стала его незатейливая фраза: «Главное — слава и власть, которую дают деньги».
…А еще деньги дают землю.


Кто успел, тот и съел

С земельным участком много чего можно сделать. Можно его продать, купить, обменять, превратить в сад или хаос. Но иногда участок тоже всякое-разное делает с людьми. Например, тот, что на Вилюйском тракте, третий километр, стал камнем преткновения в карьере одного крупного чиновника и разрушил намерение целой компании монополизировать рынок строительства в городе. Из-за этого участка люди сближались, разбегались, судились, сидели в местах довольно от него отдаленных и обогащались на нем, сидя в тех же местах.

Небезынтересна история и самого участка. Изначально площадь в 10.411 ± 23 кв. м. была республиканской собственностью, но руководитель земельной службы Петр Карамзин вывел ее в собственность муниципальную. Без этого этапа, то есть вывода земли из государственного владения в городское, не обходится затем ее плавное перемещение в частные руки.

Город сдал участок в аренду ООО «Сфера», которое использовало его под штрафстоянку. Когда из-за долгов деятельность стоянки прекратилась, землю в 2014 году оформил на себя бизнесмен Олег Олесов.

Кусок городского «пирога» ушел мимо основных претендентов, но в том же году Василий Гоголев, возглавлявший ООО «Автобусы Якутии», позже переименованное в ООО «Утум-Инвест» (майорат Карамзиных), заключил с Олесовым инвестиционный договор. В счет цены за участок предприятие обязалось «в течение одного года» (срок, указанный в документе) передать хозяину нежилые помещения — до 2205 кв. м на первом этаже — после завершения строительства шестнадцатиэтажного дома на этой земле.

Лед тронулся

Миновал год. Два… Три… Наступил четвертый. На пустыре все еще мрачно темнел временный сарай Олесова. Призрачные шестнадцать этажей витали над ним в облаках. ООО Проектное бюро «Горпроект» (группы «Утум+») подготовило проект дома, но отклонения его в параметрах не соответствовали с планом территории, и разрешение на строительство получено не было.

Только весной 2018 года дело сдвинулось с мертвой точки: Гоголев сообщил Олесову, что строительством на его участке займется ООО «Строй-Академия».

Охота такая охота

Где знакомятся настоящие мужчины?

Они знакомятся на охоте.

Так и случилось. Кроме охоты, Василия Гоголева с владельцем Строй-Академии Русланом Алибековым сдружила общая рабочая тема. Стали встречаться, обсуждать варианты совместных проектов.

Гоголев как-то посетовал на неудачу с разрешением строительства на Вилюйском тракте. В итоге дискуссий договорились, что Строй-Академия выкупит участок и попробует получить документы на свое предприятие, а затем фирмы сообща вложатся в возведение жилого комплекса с соцкультбытом.

О том, что земля принадлежит не ему, Гоголев не обмолвился. Ведь где он, а где Олесов? Олесов в «условке». А время идет, земля стоит… Охота же извлечь из нее хоть какую-то пользу!

Честь не пострадала

29 мая 2018 года жена Алибекова Айна Неустроева, она же директор Строй-Академии, Василий Гоголев и Георгий Карамзин (гендиректор ООО «Утум-Инвест») встретились за заключением договора о купле-продаже участка.

Неожиданно выяснилось, что дружба дружбой, а планы врозь: компаньоны отказались от вклада в строительство. Они пожелали озаботиться реализацией будущих помещений. Строй-Академии достались подряд и строительство.

Неустроева поинтересовалась, собирается ли Утум-Инвест делить ответственность наполовину в случае штрафных санкций. В ответ послышалось негодующее восклицание: «Это вы нам говорите?!» Удивляясь реакции, она с уважением подумала о щепетильности руководителей компании, чью честь задевает малейшее сомнение в их добропорядочности. Вопрос о разделении ответственности остался открытым.

Участок был оценен в 150 миллионов рублей: 50 деньгами, остальное — нежилой недвижимостью. Стороны скрепили договор подписями и печатями.

Сделка как искусство убеждать

Некоторое время спустя Гоголев сообщил, что участок в обременении, и без санкции Олесова договор невозможно будет зарегистрировать в регпалате. Айна Ивановна вспомнила, что читала об этом человеке в газетах, но какое отношение имеет он к чужому участку?

Гоголев ответил уклончиво: ситуация де когда-то сложилась такая, что землю пришлось записать на Олесова. В городе его сейчас нет, поэтому необходимо заменить предыдущий договор другим. И предложил подписать этот другой, о «купле-продаже прав застройщика».

Неустроева мешкала. Открытие непредвиденных обстоятельств вызвало в ней волну опасений. Визави принялся заверять, что в новый договор на безвозмездной основе войдут проектная и техническая документация, и цена участка будет указана в сто миллионов… о пятидесяти поговорим позже…

Увещевания насторожили еще больше: Гоголев не мог не знать, что проект с экспертизами Строй-Академия уже купила у ООО «Горпроект», входящее в группу Утум+, а технические документы ресурсоснабжающие организации вообще выдают бесплатно… Продавец же горячо доказывал, что сделка формальна, практически фиктивна, ее легко можно будет аннулировать, если в том возникнет необходимость, но теперь совершенно необходима эта бюрократическая единица — для того, чтобы как можно скорее началось строительство!

В этом их устремления совпадали.

Декларативный документ вроде бы действительно не грозил правовыми последствиями, и женщина, сдавшись на совесть Гоголева, подписала документ, но передала только копию, для ознакомления. И отметила про себя, что подписи Карамзина почему-то нет.

Окончательный экземпляр договора Утум-Инвест так и не предоставил.

Бумаги нужные и ненужные

Чуть погодя Айну Ивановну пригласили подписать дополнительное соглашение, приложенное к первому договору о купле-продаже участка. В соглашении появилась фамилия Олесова, залогодержателя.

Неустроева потребовала объяснить толком его диспозицию, ведь если есть залогодержатель, то возможна и опасность претензий с его стороны!

Ее утешили: что вы-что вы, никаких претензий, Олесов — это полностью наша забота. С ним все улажено, ноу проблем, не беспокойтесь…

Соглашение, наконец, дополнилось ожидаемой подписью.

Василий Васильевич пообещал ускорить процесс регистрации, используя связи, и документ в самом деле без задержек прошел через Управление росреестра.

Когда в приватной беседе с Гоголевым Айна Ивановна попросила его аннулировать договор о купле-продаже прав застройщика, он вдруг не без смущения признался, что Карамзин… придумал этот документ.

Как — придумал?.. Зачем?!

Оказалось, как способ давления на Строй-Академию, если обязательства по основному договору не будут выполнены.
Неустроеву известие обескуражило. Что ж так-то, ведь заслуженный архитектор, человек из доброй старой династии… Если не доверяет, к чему тогда копья ломать?

Гоголев не дал вспылить уязвленной женщине: давайте забудем! Эта бумага никому не нужна, и расторгать бутафорскую сделку не имеет смысла. Считайте, что ее не было.

Старт с препятствиями

Строй-Академия специализировалась в основном на возведении технических объектов, в области жилищного строительства была практически новичком. Все выданные ранее разрешения не требовали ни протекций, ни взяток, и странным казалось, что Утум-Инвест с этим документом прокатили. Но «завернули» и Неустроеву: проект планировки территории не предусматривал шестнадцатиэтажного здания. Тогда Айна Ивановна последовала совету снизить этажность до тринадцати и 29 июня 2018 года — тадам! — получила разрешение за подписью врио главы администрации Дмитрия Садовникова.

Комплекс многоквартирного дома с торговыми помещениями и теплой автостоянкой взял старт.

Изредка на переговоры выходил Гоголев, уже в новом качестве заместителя мэра. Передавал недовольные слова Карамзина: все плохо, строительство идет медленно!

А стопорилось оно, между прочим, как раз потому, что подведомственный Георгию Олеговичу Горпроект под ничтожными предлогами затягивал выдачу документации на разработку свайного поля. И именно потому, хотя проект был оплачен, пришлось заказать новый в ОАО «ДСК».

Искусственное торможение вызывало вопросы: почему? что не так?

Но стройка продолжалась.

Артисты наторелого театра

Неустроева изо всех сил старалась верить, что профессионалы с прекрасной репутацией, «интеллигенты в нескольких поколениях» не способны на обман. Но убежденность в непогрешимости соучастников все сильнее шла трещинами: поступали нелицеприятные сведения от людей, сталкивавшихся с руководителями Утум-Инвеста в далеко не интеллигентных обстоятельствах. Были, были, как обнаружилось, с их стороны и «кидалово», и присвоение чужих участков…

Однако Айна еще не понимала, как ловко, вынуждая следовать их задумке, «развели» ее Гоголев, Карамзин и маркетолог Татьяна Самсонова.

Отношения стали какими-то притворными, наигранными. Карамзин выступал в роли злого волка, Гоголев строил из себя доброго.

Татьяна мелькала фоном, сгущая краски. К тому времени Айна осталась одна — муж находился в СИЗО. (Длинная история, расскажу как-нибудь потом.) Олесов, судя по всему, был отнюдь не номинальным претендентом на участок, что тоже не способствовало радужному настроению. «Труппа», похоже, собиралась сымитировать с Олесовым кульминационный куплет песни «Из-за острова на стрежень», отведя ему роль княжны. Финал сценария был непредсказуем.

…Да, кстати, инвестиционный договор, заключенный с физическим лицом, не имеет юридической силы. Добавлю, что подобные бумажки «артисты» подписали не с одним Олесовым, а еще с несколькими людьми. Естественно, по другим земельным участкам.

Апорт, еще апорт!

В ноябре 2018-го Карамзин заявил, что Строй-Академия не выполнила обязательство по выплате 50 миллионов.

Должники посчитали рекламацию безосновательной, поскольку по соглашению срок взноса истекал 31 декабря 2019 года. Оставался целый год с хвостиком, так в чем дело? Решили не реагировать.

Скоро фирму забросали претензионные письма с требованиями срочной оплаты пятидесяти миллионов по договору купли-продажи участка. Затем — ста млн по второму документу и, наконец, расторжения договоров с немедленным возвратом участка.

На совещании Георгий и Олег Карамзины (отец и сын) предъявили тот же ультиматум. Доводы о том, что Строй-Академия вложила в участок и строительство свои значительные средства, ведь нулевой цикл уже готов, «утумовцы» не хотели и слышать.

Добрый волк снял маску

В служебном кабинете Василий Гоголев гоголем и выглядел. Разговаривал вальяжно, снисходительная улыбка не сходила с лица. Выслушав возмущенный рассказ о навязывании оплаты по фиктивному договору купли-продажи прав застройщика, рассмеялся. А дальше Неустроева не поверила своим ушам: заммэра, откровенно издеваясь, предложил ей доказать фиктивность документа.

Потом, уже без смеха, спокойно обрисовал тяжесть положения Строй-Академии в сложившейся обстановке.

Арбитражный суд не поможет, поняла Айна с его слов. Там у них «все схвачено», судись-не судись, решение всегда будет на стороне Утум-Инвеста. (Замечу, что Гоголев, возможно, хвалился не впустую: в отдельном списке ЖК «Панорама», который строит Утум-Инвест, существенная скидка предоставлена членам судейских семей).

Это не 1 апреля

Айна согласилась расторгнуть договор купли-продажи участка и вернуть его Утум-Инвесту. С условием: пусть компания возместит Строй-Академии средства, израсходованные на строительство нулевого цикла.

Гоголев велел составить смету. Затраты, еще до представления списка, вызвали нарекания: много запросили, сумма не обоснована! Однако фактически придраться было не к чему: счет сложился из накладных и чеков на приобретение строительных материалов.

Затем поступило письмо за подписью Карамзина о том, что договор купли-продажи прав застройщика следует считать незаключенным. Георгий Олегович не предложил расторгнуть договор официально, но все-таки появилась надежда, что Утум-Инвест отстанет со все еще животрепещущими притязаниями на оплату ста миллионов по этой «формальной бумаге».

После некоторой волокиты со сметой расходов, компания потребовала возвратить имущественные права на участок.

Безвозмездно. Не считаясь с первым, важнейшим и дорогостоящим этапом выполнения работ по возведению здания.

.…Это что, всерьез, или пошутили?! С какой радости, и за что, кто-то должен презентовать такие богатые подарки Утуму? Покажите мне идиота, который со счастливыми воплями облегчения побежал бы навстречу недвусмысленному грабежу? Вы бы — побежали?
Вот и Айна не стала спешить.

Админресурс атакуэ

Начались звонки с посулами всевозможных проблем. Самсонова в открытую грозила уничтожением бизнеса с помощью влияния на ведомства. И не блефовала: помехи посыпались как из рога изобилия.

Гоголев рекомендовал сотрудникам из подчиненных структур отказывать Строй-Академии во всех требующихся при строительстве согласованиях (об этом свидетельствуют записи телефонных разговоров и переписка в мессенджерах). Сотрудники не возражали, осторожно задавая вопросы только о том, чем можно мотивировать отказ.

Не осталось в стороне и начальство.

Этажный ажиотаж

Зампрокурора города не преминул отреагировать на «стук» Гоголева о рекламе комплекса, где Строй-Академия вместо тринадцати этажей указала шестнадцать.

Такой безоговорочной, конечно, и должна быть реакция служителя Фемиды на нарушения, но тут надо внести ясность: сам Василий Васильевич и спровоцировал искажение достоверности в рекламе.

Строй-Академия выкупила у ООО «Горпроект» оба проекта: «утумовский» на шестнадцать этажей и второй с тринадцатью, соответствующий плану территории. Отчаянно надеясь защитить на общественных слушаниях начальный проект, Айна подала заявления в Департамент градостроительства и МБУ «ГлавАПУ» о получении разрешения на три добавочных этажа с отклонением предельного параметра при строительстве высотки. Без увеличения этажности застройщики не смогли бы отбить даже расходы, не говоря о прибылях, ведь в первую очередь необходимо было утолить возросшие аппетиты Утум-Инвеста: компания предъявила Строй-Академии новейшее дополнительное соглашение о передаче в свою пользу не менее двух тысяч кв. м площади на сумму 115 миллионов рублей. Сверх ранее оговоренных.

Никаких экономических аргументов документ не содержал. Подлинная его подоплека стала понятна на встрече с Гоголевым. Он растолковал, что строительство шестнадцатиэтажного дома будет одобрено только на условиях Утум-Инвеста. В противном же случае, честно предупредил Василий Васильевич, покуда он находится в кресле заместителя мэра, абсолютно всё в сфере строительства будет блокировано для Строй-Академии.

Додавили, называется

Айна ушла без слов, и через какое-то время Гоголев привлек к уговорам общего знакомого Васильева. (Позже следствие выявит, что приятели собирались «отжать» у Строй-Академии другой, почти готовый жилой объект «Сергелях» в одноименной местности).

Васильев применил сочувственную тактику агитации, но повлиять на упрямую женщину не смог и организовал новую встречу с Гоголевым, которая привела обоих лишь к большему раздражению.

Не счесть, сколько потом еще было переговоров с понуждением подписать кабальный документ. Телефонные перепечатки общения двух руководителей и маркетолога пестрят выразительными фигурами речи типа «дура-колхозница», «дави ее!», «топить по полной». Не очень застенчивые выражения бросались и в лицо.

«Колхозница» не только не сдалась, но подала заявление в ФСБ.

Когда рак свистнет

16 мая 2019 года Айна, Карамзин, Самсонова и юрист предприятия встретились в офисе Утум-Инвеста на совещании.

Продолжилась сказка про белого бычка:

Когда подпишешь?

— А когда будут гарантии на этажи?

Когда подпишешь!

Татьяна позвонила Гоголеву, чтобы тоже подъехал. Пока ждали, позвала Айну поговорить тет-а-тет на крыльце… и вдруг начала ее там ощупывать! Жертва нападения так растерялась, что потеряла дар речи.

…Нет, это было совсем не то, о чем вы, возможно, подумали. Это был обыск. Чутье Самсонову не обмануло: Айна взяла с собой записывающее устройство. Но Татьяна его не нашла.

Явившийся заммэра пообещал выдать все разрешения в обмен на подпись, и пламенное желание присутствующего большинства наконец-то сбылось.

Может, еще памятник поставим?

После ареста несвятой троицы некоторая часть общественности заколыхалась митингами, как маково поле. От лица ее в защиту «узников совести» полетели туда-сюда письменные и устные (видео) ходатайства, заявления о нездоровье заслуженного архитектора и «непримиримого борца с коррупцией, которому как раз поручили разгромить земельную мафию». В материалах СМИ, известных своей ангажированностью, красной нитью, без всяких намеков, проходила, вбиваясь в головы читателей, мысль о заказном характере уголовного дела. В одном только портале Ykt.Ru таких материалов было порядка двадцати. Включилась в защиту и мэр. Выступая поручителем за проштрафившегося экс-заместителя, она сравнила обычных прохиндеев… с жертвами политических репрессий!

«Богатый продает больше людей, чем покупает» (с)

Из рапорта следователя по особо важным делам:

«В результате совместных преступных действий Гоголева, Карамзина, Самсоновой ООО «Утум-Инвест» незаконно получило иные имущественные права стоимостью 114 982 341 рубль 60 копеек.
Таким образом, Самсонова и Карамзин своими действиями оказали посредничество Гоголеву в получении взятки в особо крупном размере, то есть совершили преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 291.1 УК РФ».

Независимо от того, с каким оттенком произносились имена подследственных: с уважением, подобострастием, неприязнью или симпатией, все, кто их знал, были шокированы. Блестящее руководство концерна «Утум» показало свой неприглядный реверс.

Гоголев первым признал вину. Пенитенциарная система оказала-таки на него благотворное влияние. Следствие удовлетворило ходатайство о сотрудничестве, согласившись не вменять «взяточную» статью.

Из ходатайства о досудебном соглашении:

«Я признаю, что совершил превышение должностных полномочий по просьбе Карамзина Г.О. и при его содействии, выразившемся в предоставлении мне необходимой информации о ходе переговоров между Строй-Академией и Утум-Инвест, также мне в совершении преступления содействовала Самсонова Т.А., которая также предоставляла мне информацию о ходе данных переговоров».

…Сложно представить, что чувствовала Татьяна на очной ставке, когда Василий, добиваясь для себя послаблений в мере пресечения, «сдавал» ее слово за словом.

Четверть миллиарда из воздуха

На допросах каждый из фигурантов заявил, что Строй-Академия должна Утум-Инвесту 250 млн рублей, но не выплатила ни рубля. (О 115-ти никто уже не заикался).

Та-ак, интересно, из чего сложились 250?

150 миллионов — по договору купли-продажи участка, добровольно подписанному обеими сторонами… Но — опаньки! Земля-то ведь не принадлежала Утум-Инвесту! Она принадлежала и принадлежит Олегу Олесову. И какой бы одиозной личностью Олесов не был, в данном случае он — потерпевшая сторона. Даже если предположить, что из 150 млн Утум-Инвест на самом деле вернул бы часть Олегу Иннокентьевичу, то не многовато ли испрашивать 50 «лямов» всего-то за посреднические услуги? Ведь в строительство объекта «утумовцы» не вкладывались.

От Неустроевой они требовали срочной оплаты за год до окончания взноса, сами же не заплатили владельцу по договору, предполагавшему годичный срок. Не могли получить разрешение на строительство? Да ладно! Почему тогда не расторгли сделку с Олесовым раньше? Чего ждали? Лишь недавно на Арбитражном суде ими была предпринята безуспешная попытка расторжения «ввиду истечения срока давности».

В разгар разбирательств, когда Олесов обвинил Утум-Инвест в обмане, условный срок внезапно заменили ему на реальный.

Случайность? Сомнительно. Дело Олесова вел следователь Александр Каркавин — тот самый Каркавин, который, помнится, яркой звездой вспыхнул в материалах СМИ из-за манипуляций земельными участками, а потом о нем долгое время не было слышно. Теперь этот феникс возник в качестве адвоката Георгия Карамзина… И какая-то подозрительная тут прослеживается связь в цепочке обманутых и обманувших, не находите?

…Следующие сто миллионов Утум-Инвест собирался получить от Строй-Академии по суррогатному договору купли-продажи прав застройщика. Карамзин, как и раскаявшийся Гоголев, продолжают настаивать на добросовестности договора. Друзья-соратники (если они до сих пор друзья) умалчивают, что достигли его подписания, введя Неустроеву в заблуждение. А разве это не лукавство, если не сказать хуже?

В настоящее время в отношении Гоголева и Карамзина готовятся в отдельное производство статьи 159 УК РФ (мошенничество) и 179-я (принуждение к совершению сделки). Правда, эти статьи подведомственны не СК, а МВД, где у бывшего начальства экс-вице-заммэра крепкие связи. Там все решает человек. Причем конкретный.

Вопросы без ответов

«…я стал превышать свои должностные полномочия в октябре 2018…» (Из ходатайства о досудебном соглашении).

Заметьте: в сентябре 2018 года Гоголева назначили заместителем главы по развитию территорий городского округа «город Якутск», а уже в октябре того же года он, ничтоже сумняшеся, принялся «превышать». Ну, не смог удержаться, чтобы не начать, как Остап, «снимать пенки, сливки и тому подобную сметану со своего высококультурного начинания»! А касалось ли это одной только Строй-Академии?

Спрашивается, зачем владелец, а также учредитель и соучредитель множества строительных и других компаний пришел во власть на мизерный, по сравнению с подлинными доходами, оклад второго (даже не первого) зама? (Правда, первому не пришлось долго командовать парадом, Ильфом и Петровым давно доказано: на двух стульях третьему не усидеть. Поэтому первого очень ловко скинули.)

И что, кто-то впрямь верит, будто Гоголев руководствовался благими намерениями, собираясь произвести тотальную «чистку» нарушений во вверенном ему огороде земельных отношений, где так хорошо попаслось стадо предшествующих козликов? Кто-то действительно не сомневается, что ни за что на свете, хоть режьте, не стал бы он по нечаянной привычке практиковать на доверчивых горожанах «честные способы отъема денег» (участков, бизнеса и т.д.)?

…А найдется ли когда-нибудь человек не из мишурной пиар-команды, который по-настоящему возьмется за такую проверку, или «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»?

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Разное