TOP

Надежда Доброхотова: Пускай люди знают правду о том, что мне досталось от прежних «честных» руководителей «Аэропорт Якутск»

Надежда Доброхотова
Надежда Доброхотова

Экс-директор ПКК АО "Аэропорт Якутск" рассказала о сомнительных договорах, убыточном "аутсортинге" и других проблемах оставленных в наследство Сарданой Авксентьевой

Недавно стало известно, что назначенная в прошлом году руководителем Производственно-коммерческого комплекса (ПКК) АО «Аэропорт Якутск» Надежда Доброхотова неожиданно подала заявление об уходе. Пикантности ситуации добавляет, что Доброхотова заменила Сардану Авксентьеву, перешедшую на должность главы Якутска после осенних выборов 2018 года.

Теперь уже экс-директор ПКК АО «Аэропорт Якутск» Надежда Доброхотова рассказала «Вестям Якутии» о причинах своей неожиданной отставки и проблемах, оставленных прежним руководителем подразделения.


Почему вы всё-таки ушли из такого перспективного предприятия как «Аэропорт Якутск». Неужели поводом послужила публикация коллективной жалобы в интернете ?

— Я понимаю, разговор идёт о ресурсе Туйары Нутчиной. Понятно почему этот ресурс, не разобравшись в причинах, с удовольствием облил меня грязью. Посмотрите, сегодня в публикациях Аартык бывший директор аэропорта Николай Местников, осуждённый за получение многомиллионной взятки, теперь «народный герой», эдакий якутский Юрий Деточкин. Потому плюнуть в того, кто почти год исправлял то, что наворотило бывшее руководство в производственно-коммерческом комплексе аэропорта это дело святое.

Осенью 2018 года я была назначена на должность директора производственно-коммерческого комплекса «Аэропорта Якутск». В него входили ресторан и гостиница «Лайнер», цех бортового питания, вип- и бизнес-залы, ресторан «Полчаса до рейса».

Почти год работы и вдруг такая коллективная жалоба. Только подписал его не коллектив, а управленцы структур ПКК. Подписей, негодующих, было четырнадцать, три из которых сотрудники бухгалтерии. В числе них была и бухгалтер, которую я видела от силы пару раз. А вообще, про каждого из подписантов можно рассказать отдельную историю.

После появления этого письма мною было принято решение покинуть производственно-коммерческий комплекс. Для меня работать на таком сложном производстве, с людьми которым я не доверяю, не представляется возможным. Я ведь после появления этого письма говорила с каждым. Спрашивала, почему так получилось. Кто-то говорил, что он как все, что у них сплочённый коллектив и никто не может отказаться от подписания общего письма. Кто-то говорил об оказываемом на них давлении.

Кто принимал на работу подписантов?

— Они уже работали, когда я пришла.

Вы считаете, что в коллективном письме была изложена неправда?

— Ну, давайте по тексту. Первое: «Многие из нас были лишены ежемесячной премии». Премии лишаются только в случае применения дисциплинарного взыскания, в остальных случаях она может быть только снижена. По моей инициативе была возбуждена служебная проверка только в отношении одного сотрудника — управляющей гостиницей Анастасии С.. В этом случае я впервые столкнулась с тем, что руководитель подразделения не владел ситуацией даже по количеству номеров.

Загрузка гостиницы была чуть больше 30%. А в это время у нас крыло одного этажа было попросту закрыто, потому что ранее оно использовалось под предвыборный штаб бывшего генерального директора Николая Местникова, который баллотировался в депутаты Ил Тумэна. С тех пор эти помещения так и не открыли. Номера третьего этажа использовались как склады под старую мебель, которую нужно было списать и уничтожить. В гостинице повсеместно растёт грибок, даже в номерах класса «Люкс», а управляющая гостиницей «Лайнер» говорит, что «всё хорошо». ПКК коммерческая структура, которая должна приносить доход, а для этого та же гостиница должна быть заполнена максимально и содержаться в нормальном санитарном состоянии.

Получается, что дисциплинарное взыскание было только у одного человека из подписавшихся?

— По моей инициативе – да. Надо понимать, что дисциплинарные взыскания самостоятельно я выносить не могла, их выносит генеральный директор АО «Аэропорт Якутск» на основании служебной проверки, проведённой комиссией аэропорта. Структурные подразделения могут инициировать проверки по вскрытым фактам нарушений на производстве.

Было ещё два дисциплинарных взыскания на заведующую рестораном «Полчаса до рейса» Марину П., но они вынесены без моего участия. Первое было по проверке транспортной прокуратуры, которая была в сентябре прошлого года. Позже по моему ходатайству с неё это взыскание сняли. Вторая была вынесена, когда я была в отпуске, по проверке Роспотребнадзора из-за обнаруженного в ресторане просроченного пива. Видимо, подписанты считают, что в таких случаях, премию должны были повышать.

Но, я считаю, что самые нелепые подписи — это сотрудников бухгалтерии. Кстати, бухгалтерия в состав подразделения ПКК «Аэропорт Якутск» не входит, а подчиняется напрямую главному бухгалтеру аэропорта.

С бухгалтером, с которым более-менее тесно приходилось общаться, была начальник отдела бухгалтерии, курирующей ПКК, Ольга Д.. В её адрес делались замечания не только мною, но и другими специалистами ПКК из-за нервозной обстановки, которую она создавала, хлопая дверями, кидая телефонные трубки, да и, вообще, за грубое отношение к коллегам. В одну из последних наших встреч она с криками забежала ко мне в кабинет, во время совещания. Мне пришлось несколько раз повторить просьбу выйти из кабинета, потому что этот момент она мешала работе. Бухгалтера Д., которая тоже подписалась, я даже идентифицировать не могу, так как видела её, может быть, пару раз.

А что за «нечеловеческое отношение и замечания»?

— Вы приходите в ресторан и видите, как в алюминиевой посуде, в тёмной воде плавают кусочки теста, которые оказываются внутри сырыми. Это блюдо называется «ленивые сырники», а в нём и творога не видно. Или когда в блюде, которое предполагается презентовать авиакомпании, на пробах определяется очевидный привкус прогорклого растительного масла и шеф-повар говорит, что он это блюдо не пробовал. Поднимать качество приготовления блюд было жизненной необходимостью, потому что ценники на них выставлялись с приличной наценкой, как в ресторане. Поэтому первую презентацию для авиакомпаний готовили почти месяц, причём довольно дружно. Во время подготовки я трижды травилась тем, что готовили, но даже после этого всё заканчивалось моими шутками: «Вы меня отравить хотите?».

И ещё один пример. Под Новый год, в восемь часов вечера, я и главный менеджер ПКК, вынужденно бегали по всему Цеху бортового питания и ресторану «Лайнер», закрывая все двери, потому что сотрудники забыли их попросту закрыть. Бери и выноси что хочешь. Со своей стороны я понимала, что люди привыкли так работать и, конечно, сделала замечание, провела совещание с руководителями структур, но без оскорблений и дисциплинарных взысканий. Хотелось научить людей работать, но как сейчас выяснилось, есть категория работников, которые доброту принимают за слабость.

Раньше жалобы на вас были?

— Было письмо в Минтранс от Надежды М. — матери управляющей гостиницы «Лайнер» Анастасии С. Мать до дочери руководила гостиницей, я её ни разу не видела, но жалоба была именно от неё. Представляете себе руководителя, мама которого пишет жалобы о том, что обижают её дочку? Заметьте, мы говорим о взрослом человеке и руководителе большой гостиницы, жалобу в защиту которой пишет мама-пенсионерка.

То есть руководство гостиницей «Лайнер» передавалось по наследству?

— Фактически до, но это вопрос не ко мне, а к прежнему руководству.

О чём была жалоба матери управляющей?

— Основной посыл был в том, что я унижаю её дочь, называю цыганкой ну и подобных странных фантазий. В конце заявления, как сейчас принято, мама сообщает, что будет обращаться везде, вплоть до центрального телевидения. В принципе по содержанию-то письмо мамы чем-то похоже на коллективное письмо, опубликованное в интернете, и даже адресат тот же – Минтранс. Жалоба матери управляющей была спущена с Минтранса и рассмотрена в АО «Аэропорт Якутск», хотя, с юридической точки зрения, заявительница не являлась работником ПКК и писала о событиях и фактах, при которых не присутствовала и достоверно передавать информацию не могла.

А про непрофессионализм?

— Эта часть меня задела больше всего. И здесь можно остановиться подробнее на том, что мне досталось от прежнего руководства и что было сделано за 9 месяцев моей работы. Представьте себе производство немногим меньше, чем с 200 работниками, у которых нет должностных инструкций, т.е. кто и за что отвечает — непонятно. Первый месяц моей работы я пыталась собрать хоть какие-то должностные инструкции, писала запросы в штаб, который отвечал молчанием. Управляющая гостиницей Анастасия С. принесла должностную инструкцию, подписанную человеком с другой фамилией. Мой вопрос о том, что может это её девичья фамилия, она подтвердила. Только когда я увидела, что имя и отчество не совпадают, выяснилось, что это подпись в должностной инструкции её мамы, которая до неё руководила гостиницей «Лайнер». Дочка при этом даже не понимает, что она и её мама – разные люди, и в должностной инструкции должна стоять её подпись, а не мамина. И это руководитель целой гостиницы! За плечами подписавшегося завхоза трёхзвёздочной гостиницы Надежды Б. только средняя школа и элементарно напечатать бумажку на компьютере для неё проблема. И такие люди оценивают чей-то профессионализм!

Работники ООО «Флай Сервис» написали заявление на Сардану Авксентьеву, требуя разобраться с тем, что происходило во времена её руководства, что вы об этом знаете?

— Письмо родилось без моего участия, я его увидела постфактум, уже в соцсетях.

Но могу подтвердить, приступив к своей работе в ПКК осенью 2018 года, с удивлением обнаружила, что не все работники основного производства, числятся в аэропорту. Ко мне подходили руководители Цеха бортового питания и ресторана с жалобой на то, что «Флай Сервис» не поставляет им грузчиков. Когда я стала выяснять, мне сказали, что грузчиков на зарплату в 17 тысяч рублей найти сложно. По этой же причине среди работников «аутсорсинга» была большая текучка. По договору грузчиков и других работников на производство должен поставлять ООО «Флай Сервис», но желающих работать на такую зарплату не было, повара и прочие работники производства вынуждены были замещать недостающих работников сами, выполняя их функционал и объёмы работы.

Кто подписывал акты приёмки работ «Флай сервиса»?

— Руководители структур ПКК: заведующие ресторанов, начальник Цеха бортового питания, начальник кондитерского цеха. На основании их подписей шла подпись директора ПКК на основном акте приёмки. В случае чего, вся ответственность ложилась на руководителей структур, о чём я им сказала, увидев их подписи. Я тогда их спросила, читали ли они договор с ООО «Флай сервис» и знают ли, за что подписывались, за какие объёмы выполненных работ. Они сказали, что договор им не показывали, объёмов и количества людей по договору они не знают, их функцией было попросить направить недостающих на производстве работников и если кого-то направляли, то считалось, что работа выполнена. Если не хватало работников «аутсорсинга», то руководители структур старались их заменить увеличением нагрузки на своих работников, потому что им было сказано, что чем меньше работников «на аутсорсинге», тем меньше оплата и это выгодно аэропорту, как экономия средств. Но это было ложью, сумма договора была фиксированной и не привязанной ни к объёму выполненных работ, ни к количеству предоставленных работников.

И эти руководители структур, которые подписали письмо о вашей некомпетентности?

— Да.

Перевод работников ООО «Флай Сервис» в аэропорт прошёл в итоге без проблем?

— Да, без проблем. После того как я сказала Веронике Высоких, что обращусь в правоохранительные органы по её договорам и тогда точно встретимся в суде, работники спокойно были переведены на полный соцпакет в аэропорт).

Работникам ООО «Флай Сервис» платили зарплату ниже МРОТ?

— Со слов работников – да. Я документов, квитков не видела, так как это юридически другое предприятие. Меня ведь касалось только то, что в Цех бортового питания приходят работать люди без спецпроверок. Напомню, что аэропорт — это режимный объект, вход в цеха возможен только для персонала, прошедшего проверку в специальных структурах. А если какое-то отравление на борту самолёта? Ответственность ляжет на меня в первую очередь. Об этом я написала рапорт на имя генерального директора с просьбой перевода работников ООО «Флай Сервис» в аэропорт. Смогла обосновать, что так будет не только безопаснее, но и дешевле экономически, даже при условии того, что мы восстановим работникам, ранее работавшим в аэропорту, все начисления за выслугу лет. Людей вернули в аэропорт и первая же проверка Роспотребнадзора показала, что предчувствие меня не подвело: у четырёх переведённых с ООО «Флай Сервис» работников при встречной проверке с поликлиниками, не подтвердились записи в санитарных книжках. За это на меня персонально Роспотребнадзором был наложен штраф, о чём трубили в социальных сетях, как о непорядке в ПКК под моим руководством.

С Вероникой Высоких – директором ООО «Флай Сервис» вы тогда познакомились?

— Нет, раньше. Отдел некоммерческой деятельности аэропорта временно передавали в ПКК и встал вопрос о гостинице «Соната» на ул.Чиряева. Гостиница была передана в аренду ИП Высоких – это ещё одно предприятие Вероники Высоких. Был договор аренды с отсылкой на допсоглашение, в котором должны были содержаться условия возмещения коммунальных услуг. Договор аренды Высоких подписала, а вот допсоглашение – нет. И получалось, что целая обустроенная вплоть до занавесок гостиница в центре города сдаётся за небольшие деньги, а коммунальные платежи и все прочие издержки легли на аэропорт. Кроме коммунальных платежей, с гостиницы «Соната» почему-то были сняты амортизационные отчисления и переложены на баланс гостиницы «Лайнер». Это выяснилось, когда я стала отрабатывать вопрос рентабельности гостиницы «Лайнер», финансовый результат по которой был низким и предполагалось сдать гостиницу «Лайнер» в аренду. Мне пришлось основательно посидеть над документами, просмотреть все имеющиеся договоры. Тогда-то и выяснилось, что амортизационные отчисления гостиницы «Соната» по каким-то причинам были присоединены к расходам гостиницы «Лайнер». Я сначала никак понять не могла, откуда на издержках гостиницы «Лайнер» появились 1,8 млн рублей амортизации основных средств, а это, как оказалось, были расходы «Сонаты». После проведённой проверки было решено, что гостиница «Лайнер» может давать прибыль и нет смысла её сдавать в аренду. Тогда же встал вопрос о гостинице «Соната», которую арендовало ИП Высоких без выплат коммунальных платежей по ней, которые в полном объёме ложились на аэропорт. Этот клубок именно так и разматывался и в ходе анализа финансовых результатов структур. Одно тянуло за собой другое.

Коммунальные услуги Веронике Высоких простили?

— Я несколько раз, ещё с осени прошлого года, поднимала этот вопрос взыскания коммунальных платежей гостиницы с ИП Высоких на разборах (планёрках), судебная перспектива выиграть дело была. Когда уходила с работы, кажется, дело ещё не передали в суд. Скорее всего, сейчас это уже будет невозможным, потому как со вступлением на муниципальную службу, Вероника Высоких должна была ликвидировать своё ИП.

Что дальше было с гостиницей «Соната»?

— Расторгли договор с ИП Высоких, собрали предложения от предпринимателей и коллегиально выбрали наиболее выгодного арендатора. Договор подготовил ПКК и все издержки, как положено, были возложены на арендаторов.

Это про гостиницы, а про рестораны?

— Рестораны — это, конечно, громко сказано. Ресторан «Полчаса до рейса» — это два небольших буфета в зале вылета пассажиров и международном терминале. Ресторан «Лайнер», как ресторан работает только на заказные банкеты. В штате даже нет официантов. В остальное время это фактически столовая с линией раздачи в банкетном зале.

Там проблем не было?

— Проблема случилась этим летом, когда с наступлением жары выяснилось, что имеющаяся вентиляция не справляется с функцией понижения температур, потому что была сделана некачественно, хотя «кое-кто» в прошлом громко заявлял о перестройке производственных помещений «Лайнера». Вытяжки над мойками, вообще, были по факту муляжами — не подсоединёнными ни к чему. Соответственно, температура в горячих цехах была как на сталелитейном производстве. Вопрос не только в вытяжках, помещения очень маленькие для втиснутого в них оборудования. Самое страшное для финансового результата производства это то, что цеха имеют усечённый вид из-за того, что их перестройка проведена некачественно. Мясо и рыба для изготовления конечных продуктов закупалась полуфабрикатами. То есть сначала покупается вырезка, фарш и отдельно кости на супы, тогда как на нормальном пищевом производстве должна быть разделка мясных туш, что делает сырьё более дешёвым. Как это всё планировалось – непонятно, но производство в таких условиях работало годами!

А Цех бортового питания (далее по тексту ЦБП)?

— Это самая прибыльная структура ПКК, потому что является монополистом в городе по поставке бортового и комплексного питания. Когда я вышла на работу, там тоже не всё было гладко. Авиакомпания S7 в начале 2018 года перестала закупать бортовое питание у нас, так как их не устроила высокая стоимость продуктов.

Я провела сравнительный анализ по количеству реализованных порций за январь-апрель 2018 и 2019 годов, разницей стало снижение более чем на 17,7 тысяч порций в 2019 году, что повлекло за собой снижение выручки, даже при том, что в заказчиках 2019 года появились две новые авиакомпании «ИрАэро» и «Икар/Северный ветер».

Почему цены были высокие?

— Издержки были большие и, конечно, они закладывались в наценку на бортовое питание.

Это вы про договоры ПКК с ООО «Флай Сервис»?

— Не только. Для того чтобы финансовый результат ПКК вообще не упал, необходимо было снижать все имеющиеся издержки, для чего пришлось «прошерстить» договоры с непонятными условиями и суммами, которые били в глаза.

Вы потом сами расторгали договоры?

— Как директор ПКК, я могла запускать проекты по договорам, но без согласования с другими структурами аэропорта они не могли быть ни подписаны, ни расторгнуты. К каждому проекту необходимо было обоснование, которое проверял финансовый блок аэропорта. Так было в случае с расторжением договора с ООО «Флай Сервис», когда была рассчитана выгода аэропорта, если мы переводим работников в штат даже с восстановлением надбавок за выслугу лет. Эти расчёты проверял тогда финансово-экономический блок, который согласился с тем, что это будет приличная экономия.

Как некоторые предполагают, вы специально искали договоры с коррупционными факторами?

— Специально ищут люди, называемые аудиторами, у меня была другая задача: производство должно было работать и приносить прибыль. В тех реалиях, когда выручка падает, необходимо было снижать издержки, и это нормальная практика управления производством. Надо понимать, что коммерческая структура аэропорта прочно привязана к авиации, никто специально за бортовым питанием в Якутск не прилетит. При тех финансовых результатах, которые вырисовывались в 2018 году, когда я вышла на работу, вопрос стоял о сдаче гостиницы и ресторана «Лайнер» в аренду, в силу их убыточности и низкой рентабельности. Поэтому пришлось взять баланс этих предприятий и разбираться с каждой цифрой.

Много ли было ещё странных договоров?

— Нет, по количеству их было не очень много, но некоторые из них по суммам и условиям были очень странными и неблагоприятно влияли на финансовый результат структур ПКК. Часть мы расторгли. Другие были необходимы для производства.

— А можно подробнее, чтобы понять масштаб бедствия хотя бы в примерных цифрах? Это же, в конце концов, была ваша работа по исправлению ситуации.

— Из расторгнутых ЧОП «Авалон», ИП «Винокуров». Они в принципе не были нужны. ЧОП (частное охранное предприятие), к примеру, состоял большей частью из пожилых, иногда очень сильно пожилых охранников, которые просто сидели в здании «Лайнера», иногда помогали разносить бельё по гостинице. И это в то время как в аэропорту есть собственная служба авиационной безопасности, которая выезжает по вызову в случае ЧП. К самой гостинице подъехать на авто сложно – только через шлагбаум с охраной, как и в аэропорт. Это первая и главная степень защиты от проникновения посторонних в гостиницу «Лайнер». В дальнейшем по моей инициативе ЧОП заменили замком в здание «Лайнер» на ночь и звонком, если постояльцы приходят в гостиницу ночью. В случае ЧП вызывалась служба авиационной безопасности, как было и раньше при частных охранниках. Договор по охране здания за год был больше 2,5 млн рублей, которые в итоге мы сэкономили.

А система видеонаблюдения тоже была не нужна?

— Система видеонаблюдения была установлена в ПКК и обходилась около 2,7 млн рублей в год. Она, конечно, нужна, но в аэропорту опять-таки есть своя информационная служба, на сервер которой было предложено вывести видеонаблюдение. Платить ИП за то, что делают работники ПКК, не имело смысла.

Здесь можно подробнее, чтобы как-то было понятно, о чём идёт речь.

— По договору исполнитель должен был непросто следить, чтобы видеокамеры работали, но и осуществлять наблюдение по действующим камерам и предоставлять ежедневный отчёт о круглосуточном наблюдении за прошедший день. За это ежемесячно им платили более 230 тысяч рублей. Но по факту ни отчётов, ни круглосуточного наблюдения по камерам не было. Руководителям структур и директору ПКК были выведены на компьютеры файлы системы видеонаблюдения и те отсматривали всё сами. Зачем платить стороннему лицу за работу сотрудников ПКК? Этот контракт тоже был расторгнут и лёг в экономию.

Какой смысл тогда был в этих договорах?

— Ну, видимо, кому-то это было нужно. ЧОП с охраной, которому в случае ЧП нужна помощь службы авиационной безопасности — это вопрос эффективности управленческих решений. Про ИП с видеонаблюдением смысла в таких выплатах вообще не было. Просто за обслуживание в случае поломки системы платить такие суммы при имеющейся собственной службе аэропорта — это перебор для такого производства.

Получается, что ваше снижение издержек касалось только вопросов обслуживания ПКК? Почему этого никто раньше не видел в аэропорту?

— Для того чтобы понимать, нужен какой-то договор и как он исполняется, нужно по нему работать. Ведь если бы были реальные люди в ИП, которые бы отслеживали, что происходит на производстве, то было понятно, для чего нужен такой договор. А так… только расторжение, ну в каких-то случаях снижение цены договора.

А какие договоры не стали расторгать?

— Не во всех случаях расторжение было возможно. Были подрядчики, которые по факту почти незаменимы.

Это как?

— Ну, например, подрядчики по обслуживанию оборудования. Когда я пришла, их было двое. Первый ООО «Мир сервиса», которые обслуживал производство — кухонное оборудование: плиты, печи, кондиционеры, холодильное оборудование и т.п. Техника разномастная, довольно сложная и ремонт должен производится предприятием ресурсным: умеющим и понимающим специфику этой техники и в сжатые сроки. Когда зимой сломалось холодильное оборудование, то именно ООО «Мир сервиса» смогло починить его в кратчайший срок, остальные фирмы только пожали плечами. По договору за профилактические и ремонтные работы без запчастей, ПКК оплачивало ООО «Мир Сервиса» 4,8 млн рублей в год. Я увеличила объём работ, расширив перечень обслуживаемого оборудования, включив ремонт телевизоров, холодильников и т.п. оборудования гостиницы, у которой был отдельный подрядчик ИП Михалев – работник аэропорта, и снизила цену договора с ООО «Мир сервиса» до 110 тысяч рублей ежемесячной оплаты — до 1 млн 320 тысяч рублей в год. Эффективность такого управленческого решения в снижении цены договора в более чем в 3,5 раза, экономия на 3 млн 480 тысяч рублей в год при увеличении объёма выполняемых работ.

Как такое снижение в разы возможно?

— Уверяю вас, что директора ООО «Мир сервиса» я не била, не пытала, всё было добровольно и без принуждения.

Тогда куда или кому раньше уходила разница?

— Вопрос не ко мне, а к прежнему «эффективному» руководству аэропорта. А Доброхотова со слов СМИ «неуживчивая и некомпетентная». Вероятно, для кого-то компетентность имеет иное значение, чем для меня.

Вы так обижены статьёй в Аартык?

— Если вы до ночи и в законные выходные разгребаете то, что наработали «честные» предшественники, а потом ресурс, расхваливающий бывшего генерального директора аэропорта, пойманного на взятках в десятки миллионов, пишет о том, что я чуть ли не губитель производства — это даже не обижает, а оскорбляет. Понятен заказной характер статьи, но сколько же можно распространять «фейки», когда правда диаметрально противоположна? Меня уже склоняли на ЯКТ.ру за штраф Роспотребнадзора, выписанный за санкнижки с поддельными записями поликлиники. При этом ещё раз напомню, это стало возможным, только когда по моей инициативе работники ООО «Флай Сервис» были переведены обратно в штат аэропорта.

Почему раньше не проверяли работников, занятых на пищевом производстве режимного объекта, даже если это был якобы «аутсорсинг»? Почему ранее не проверялись должностные инструкции работников и такая проверка стала возможна только при моём вступлении в должность директора ПКК?

Прежнее руководство платило деньги непонятно за что, а я это исправила во благо предприятия и людей, восстановленных на работу в аэропорт со всеми причитающимися им льготами и выплатами — за это получила штраф и плевки в соцсетях.

Если бы не статья, я бы давно была в отпуске и мне было бы не до интервью. А так: пускай люди знают правду о том, что мне досталось от прежних «честных» руководителей аэропорта.

Выявить сомнительные договоры – это время, а исправить тем более. Это ведь была не специальная проверка, это была необходимость притом что производство не останавливалось.

Та же Вероника Высоких грозилась, что работники ООО «Флай Сервис» не выйдут на производство, что фактически означало бы остановку работу пищевого блока ПКК (цеха бортового питания и ресторанов), когда я отказалась подписывать акты приёмки работ по непонятным для меня договорам.

Как я могла подписать договоры, где из содержимого внятной была только сумма оплаты, а за что была оплата – неизвестно: в договорах не было ни количества поставляемых в ПКК работников, ни объёма выполненных работ. Я тогда у Вероники Высоких спрашивала, за какой объём работ я должна подписать акт выполненных работ? Просила показать количество работников, занятых в «аутсорсинге» или хотя бы какой-то объём работ, который они выполняют. Согласитесь, стоимость помывки одной тарелки и тысячи тарелок должна быть разная. И стоимость за предоставление пяти работников и тридцати – тоже. Зато ежемесячные суммы выплат по договорам были фиксированными и очень приличными. На практике ведь получалось: дайте грузчиков, а в ответ: нету грузчиков, работайте как-то сами.

Получается, что странные договоры касались только обслуживания ПКК, что проверить сложно?

— Нет, не только. Были и договоры на поставку продуктов, которые нужно было проверять и как-то приводить в нормальный вид.

Какой самый яркий пример вы можете привести?

— Знаете, ещё в советской торговле говорили, что самые большие барыши получают на мелком товаре типа спичек. Наценку в 2 копейки на коробок, который стоит 1 копейку – никто и не заметит, копейки же. И спички продаются сотнями тысяч коробков. Так было и в ПКК с договором по мелкопорционному товару – это джемы, масло, сахар, горчица, кетчуп и прочая мелочёвка, фасованная в маленькие пакетики, которая идёт на каждый борт, каждому пассажиру. До меня это закупалось в Якутске у ИП Дьячковский по очень интересным ценам. Когда я стала сравнивать цены, то стало понятно, что они завышены, к тому же ИП закупал мелкопорционку только после того, как аэропорт оплачивал товар полностью. Смысла в дополнительной прокладке, которой нужно платить 100%-ой предоплатой я не увидела, поэтому мы нашли новосибирского производителя и возили продукцию уже из Новосибирска.

Разница в цене была существенная?

— Для примера горчица в Якутске от ИП Дьячковский стоила 4,32 руб. за 1 грамм, а у новосибирцев 1,58 руб. за 8 грамм, ну и плюс стоимость доставки копеечная на эти граммы. Майонез у ИП 4,46, а у новосибирцев 1,84 руб плюс доставка, сахар 2,24 руб и 0,74 руб. соответственно, масло 15,11 руб. и 5,68 руб., кетчуп 4,32 руб. и 1,45 руб., ну и тому подобное. Это то, что я помню точно, потому что рассчитывала разницу.

Цены действительно странные. Кроме этого, были ещё странности?

— Конечно. В прошлом году в «Лайнере» чинили кровлю, а в этом году после дождя она побежала так, что замкнуло электричество в гостинице и постояльцев пришлось выселять. Я себе не представляю такого в ЖКХ, там бы за такое живьём съели, а тут — чини себе кровлю хоть каждый год.

Ремонтные работы, проводимые до вас, вы проверяли?

— Нет. У меня не было цели проверять что-то, нужно было исправлять то, что могло повлиять на финансовый результат.

Получается, что вы не просто работали, а ещё и правили огрехи прежнего руководства?

— Это было необходимостью и обычной управленческой практикой. Без снижения издержек ПКК совсем бы просел.

За такую двойную работу наверняка хорошо платили.

— Нет, фонд оплаты труда управленцев ПКК снизился в 1,5 раза, притом что численность сотрудников в нём была увеличена на 3 штатные единицы.

— Согласно декларации Авксентьевой, доходы за 2017 год составили 4 424 861.04 рубля, получается 368 738 рублей в месяц. А уже в 2018 году отработав 8 месяцев в аэропорту и 4 месяца как Глава городского округа «город Якутск», Авксентьева задекларировала доход в размере 13 457 316,78 рублей, это более 1 миллиона рублей в месяц, при этом крупных сделок по продаже имущества не было (- 5 700 000 продажа 2-х комнатной квартиры) (Из интервью Авксентьевой: «Мои доходы, как и доходы Владимира Юрьевича, опубликованы на сайте ЯТИК. Насколько мне известно, официально зарплата мэра составляет порядка 160 тысячи рублей в месяц»). Если пересчитать исходя из слов мэра, то выходит за один месяц работы в аэропорту Якутска Авксентьева получала 889 664 рубля.

А какую заработную плату получали вы?

— Если у Авксентьевой зарплата была 889 664 рубля, то у меня более, чем в 6 раз меньше.

Весьма скромное вознаграждение для руководителя такого ранга, особенно оглядываясь на доход предыдущего руководителя. С чем связываете такую разницу?

— С общим финансовым состоянием предприятия, а также необходимостью оптимизации расходов.

Из того, что я услышала, получается, что вы для многих стали как кость в горле, убрав чьи-то сверхзаработки?

— Безусловно, те, кто ранее успешно «подзарабатывал» остались недовольны. Одно могу сказать с уверенностью, была проведена огромная работа, результатом которой я довольна. Не всё было гладко и не все проекты были воплощены в жизнь в силу независящих от меня обстоятельств, но думаю, что ощутимую пользу я принесла.

— Спасибо за интервью, было очень интересно и содержательно. Цифры и факты, поданные вами очень и очень показательны.

3
Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
avatar
3 Авторы комментариев
DoctorgваноНика Авторы недавних комментариев
Ника
Ника

Доброхотова тяжёлая женщина. Сама не ворует, другим не даёт.

вано
вано

Такая умная руководительница не может понять куда делись 17 тысяч бортпайков. Да потому что ваше скудное дорогое питание ни одна компания не хочет брать!!!! До Хабаровска Якутия вообще не кормит, хотя раньше питание давали

Doctorg
Doctorg

И теперь чудо-мэр тот же схематоз примеряет к бюджету Якутска

Разное