TOP

Иван Бурцев: Двойные стандарты Минэкологии Якутии

Правительственный час, подготовленный Постоянным комитетом Госсобрания Республики Саха (Якутия) по земельным отношениям, природным ресурсам и экологии проводился 6 марта 2019 года.

Тема весьма актуальная: “О ходе реализации Закона Республики Саха (Якутия) “О радиационной безопасности населения и окружающей среды Республики Саха (Якутия)”.

С докладом как в республике выполняются требования принятого в 15.07.2004 году Закона РС(Я) “О радиационноцй безопасности населения и окружающей среды Республики Саха(Якутия)” выступил Министр экологии, природопользования и лесного хозяйства РС(Я) С.М.Афанасьев.

Ниже “Министерство экологии…” упрощенно будем называть — МЭ. Данные о соблюдение радиационной безопасности в республике МЭ отправляет в Центр. По этим данным Центр будет судить как выполняются требования Закона о радиационной безопасности на территории республики.

На правительственный час были приглашены зампред правительства А.Белозеров и многие другие специалисты соответствующих органов. Я следил за докладом и за присутствующими тоже. К сожалению, кроме заинтересованного зампреда (Белозеров) и председателя комитета (Прокопьев) и одного-двух присутствующих, все остальные вели себя довольно пассивно. Правда спать не спали, но вопросов задавать, интересоваться особо не спешили. Некоторым было явно скучно. Может кого-то из них, хоть задним числом, заинтересует публикуемый мною сегодня материал.

Так, услышанный доклад излагаю по порядку и сделаю соответствующие комментарии.

В докладе: “В 2006-2007 гг. АК “АЛРОСА” выполнила первоочередные мероприятия, предусмотренные проектом”.

Комментарий: Имеется в виду реабилитация участков, загрязненных после ядерных аварий. АК “АЛРОСА” так и не выполнила свои обязательства, предусмотренные тройственным соглашением от 13.01.1999 г.

Не сумела реализовать мероприятия на аварийных объектах: не все пробурены наблюдательные скважины; не обустроены геохимические траншеи заполненные цеолитами; до сих пор нет даже проекта по утилизации погибшего от дозовой нагрузки лиственничного леса на 160 гектарах на объекте “Кратон-3”; мощность дозы гамма-излучения на “Кратоне-3” за 10 лет всего уменьшилось на 2.8 мкР/час, т.е. процесс уменьшения идет очень медленно, хотя цезий-137 и стронций-90 за это время (с 1978 года) должны были полностью распадаться.

Значение плотности загрязнения на объекте тоже не уменьшается: с 2002 года по 2012 год цезий-137 — с 1628 уменьшилось до 1254 кБк/м.кв. Значит, выброшенный наружу запас этого опасного элемента очень большой, и этот случай МЭ должен был особо беспокоить, но этого мы не наблюдаем; в докладе не услышали о вкладе (запасе) америция-241, с полураспадом 433 лет. Это — дочерний элемент плутония-241 ( полураспад всего 14 лет) т.е. на объекте идет коварный физический процесс, несущий угрозу на окружающую среду. Это выявили ученые из С-Петербурга 20 лет тому назад, и это должно было беспокоить МЭ.

В справочнике (“Вредные химические вещества…1990”) пишут: Основными органами депонирования америция-241 в организме животных и человека является скелет, печень и почки. Он чрезвычайно ядовит, вызывает сильные мутации живых организмов, ничтожное присутствие этого элемента приводит к изменениям в генетическом аппарате человека. Элемент хорошо растворяется в воде и легко мигрирует. Играет важную роль в формировании альфа-активного загрязнения природных сред.

Активность америция-241 возрастает во времени; в докладе приводится факт отбора в 2016 году 12 проб воды на реках Марха и Вилюй. Отобрать всего 12 проб воды из таких крупных рек, как Марха и Вилюй (!), и сделать по ним какие-то смелые выводы уважающий себя специалист не посмеет; в докладе очень часто говорится о законченной реабилитации территорий аварийных ПЯВ “Кристалл” и “Кратон-3”.

Под полной реабилитацией загрязненных территорий считается комплекс организационных, технических, социальных, медицинских мероприятий, направленных на восстановление среды обитания, нормальных условий проживания людей и ведения хозяйственной деятельности.

На территориях данных аварийных объектов можно считать только частично выполнена техническая часть реабилитационных работ.

На Мархе в селах не проводилось никаких специализированных медицинских обследований, хотя среди населения широко распространены болезни, особенно зобная эндемия, возможно связанная с радиоактивным йодом-131. МЭ обязано было инициировать медицинские обследования и контролировать их выполнение; после полных реабилитационных работ обязано было вести мониторинговые наблюдения, о чем в докладе часто упоминается.

В “Методических указаниях по реабилитации земель, загрязненных искусственными радионуклидами”, разработанных в Росатоме (1996 г ), говорится о включении в программе обязательного мониторинга контроля:

  1. За объектами окружающей среды (земля, воздух, подземные и наземные источники, флора и фауна).
  2. За производственной средой.
  3. За продукцией, производимой на реабилитированных землях, включая продукты питания для личного потребления.
  4. За условиями обитания людей в зоне наблюдения.
  5. За дозами облучения населения и персонала.
  6. За источниками продолжающегося загрязнения восстановленных земель (выбросы в атмосферу, сброс радионуклидов в водоемы).

Но, в МЭ об этих действиях, видимо, понятия не имеют.

Мониторинг всегда предполагает принятия каких-то практических решений после наблюдений, а не просто фиксацию по типу “пришел, посмотрел и ушел”, как это делает МЭ; МЭ все эти годы козыряет “экспертным заключением”, полученным из Института радиационной гигиены МЗ РФ, подписанным в одиночку В.Рамзаевым, а не экспертной комиссией. Заказанная, видимо, фраза в данной “экспертизе” о том, что “объект не требует дополнительного вмешательства” предоставляет МЭ возможность уклоняться от своих прямых обязанностей и ничего не делать на объекте.

Между прочим, Валерий Павлович в свое время публично заявлял о том, что такой аварии, как “Кратон-3” нет во всем мире. Кто-кто, а он — то побывал в местах всех ядерных аварий в СССР и мира. О том, что ситуация с “Кратоном-3” является крупнейшей ядерной аварией 20-го века говорил не только он, но и многие известные ученые.

Таким образом, МЭ открыто, не прикрываясь, показывает свое нежелание заниматься радиационной безопасностью в данном регионе. Комиссия, организованная самим МЭ, в августе 2017 года на ”Кратон-3” отметила там многократное превышение естественного фона и своем акте от 13.09.2017 г. требовала:

  1. Строительства ограждения вокруг места взрыва.
  2. Восстановления предупреждающих знаков; зачистки и захоронения зараженного грунта.
  3. Уборки территории от остатков разрушенных строений и оборудования.

Но, МЭ в своем Госдокладе за 2017 год этот случай включить “забыл”. Министр на парламентском часе этот вопрос обошел, не стал упоминать.

Группа Эльконских урановых месторождений

В докладе прямым текстом сказано о том, что “исследования на Эльконском горсте показали, что отвалы являются опасными радиационными объектами – источниками загрязнения природной среды не только естественными радионуклидами, но и тяжелыми металлами – таллием, молибденом, мышьяком и сурьмой”.

Комментарий: МЭ, тем не менее, и тут лукавит и про месторождении “Лунный” до конца не высказывается. Дело в том, что некое АК каким-то образом добилась лицензии на добычу попутного золота и серебра на этом урановом месторождении. Вынося из шахт и штолен урановую руду на поверхность, отделяли золото и серебро. А руду складировали на открытое место, что с точки зрения радиационной, экологической безопасности недопустимо. Раньше на Эльконском горсте при разведке месторождения в общей сложности на открытую поверхность складировали 1 млн. тонн урановой руды, где МЭД местами доходит до 1000 мкР/час. Отсюда — “отвалы являются опасными радиационными объектами”, о чем признает в докладе МЭ. Теперь там не 1 млн. тонн, а более, значит и опасности еще больше стало.

В докладе из уст министра прозвучали такие слова: “В ходе радиоэкологических работ в августе-сентябре 2015 г. на участке месторождения “Лунный” обследованы отвалы вскрышных пород, рудный штабель и карьер по добыче руды”. Это не совсем соответствует истине, поскольку есть сведения, что разработчики руды, прибывших обследовать месторождения специалистов так и не пустили на объект. Так, что как такового специального квалифицированного обследования там не было проведено. МЭ должно было проявить принципиальность и добиться допуска к объекту исследователей, и только в этом случае имело право написать и озвучивать, что проведены полномасштабные работы.

Про Томтор-Таас

В докладе министра С.Афанасьева об загрязнениях ураном и торием территории месторождения Томтор-Таас ничего не сказано, кроме того, что “Влияние техногенеза на радиационную обстановку не выявлено”, “Дополнительного радиационного воздействие на население и на окружающую природную среду прилегающих территорий в настоящее время не отмечено”.

Комментарий: Тут кого-то вводить в заблуждение не стоило бы: про уран и торий сказано было еще в 1959 году геологами-первооткрывателями. Они простым радиометром определили, что в рудах прибор показывает до 5000 мкР/час. Анализом определили еще наличие в рудах таллия. Этими вещами МЭ обязано было заниматься еще 5-6 лет назад, когда наметилось освоение месторождения, вести опережающие исследования, провести площадную детальную сьемку и определить радиационную ситуацию до разработки.

Известно, что ВНИПИПТ Росатома по договору с МЭ в 2017 году на Томтор-Таас якобы проводил полевые работы. В докладе об этом не сказано ни одного слова. Самое интересное в том, что сотрудники этого института с 10 по 15 сентября, всего за 5 дней, прошли участки Буранный, Северный, Южный, горнорудный район Чымара (расстояние — сотни км!) и “определили там соответствие радиационного фона”. Стоило из-за этого приехать из Москвы за тридевять земель и “определить нормальный фон”.

Куда делись 5000 мкР/час? Прямо надо сказать — так не работают! Надо полагать, что им заплатили немалые деньги.

Торгойская группа урановых месторождений

В докладе допущены грубые неточности.

Комментарий: на самом деле Управление ликвидации воздействий радиации (УЛВР) в 2001 году заключил договор с Управлением госатомнадзора (Б.Ложников) для дополнительного обследования Торгойской группы. Обследовать для разработки проектной документации на проведения реабилитационных работ было необходимо, поскольку на местах разведочных работ безхозными остались штольня, шурфы и траншеи. Была угроза попадания животных в двадцатиметровый шурф, радиоактивной рудой покрытие дорог и т.д. Специализированный проектный институт Минатома (ГСПИ) в 2003 году по заказу УЛВР выполнил ТЭИ “Реабилитация территории отвалов Торгойской группы урановых месторождений в Олекминском улусе РС(Я)”. Документ был передан в МЭ для дальнейшего контроля, поскольку УЛВР в это время был ликвидирован. Объем реабилитационных работ на отвалах месторождения был небольшой, но, судя по докладу, там ничего так и не сделано, видимо со стороны МЭ контроль отсутствовал.

Таким образом, доклад зачитан в присутствии многих специалистов. Министр С.Афанасьев считает, что состояние радиационной безопасности в республике удовлетворительным. В целом полномочия республики в области обеспечения радиационной безопасности населения и окружающей среды реализуются на достаточном уровне, т.е. Закон РС(Я) “О радиационной безопасности…” соблюдается. И это заключение будет передано в Центр.

Я в своих комментариях использовал официальные данные, опубликованные для широкой аудитории и научного мира. Чтобы не слыть односторонним и предвзятым ниже буду приводить из других опубликованных материалов в том виде, как они были написаны, сохраняя даже орфографию. Свои опубликованные в разные годы статьи и доклады решил не использовать.

Сначала я напомню о том, что ПЯВ “Кристалл” был первым в СССР термоядерным взрывом “на вспучивание” для создание плотины. А ПЯВ “Кратон-3” произведен “в интересах геофизических и оборонных исследований”. Это — официальное признание Минатома СССР.

Потом сотрудники “Радиевого института им.В.Г.Хлопина” этого же министерства в 1997 году на “Кристалле” найдут участок содержащий плутония-239 в количестве 3370 Бк/кг, что почти в 10 раз больше уровня РАО (Отчет о НИР на тему “Комплексные лабораторные исследования объектов “Кратон” и “Кристалл”, Ю.Дубасов. 1997 год); “Плотность загрязнения цезием-137 почв на объекте “Кристалл” превышает уровни глобального выпадения в этом регионе максимально до 160 раз.

Превышение по удельной активности америция-241 в почве уровней, обусловленных глобальными радиоактивными выпадениями в районе исследования, оценивается как в 4000 раз”; На “Кратоне-3” — “Наибольший уровень поверхностного загрязнения цезием-137 превышает уровни глобального выпадения в 940 раз, а наибольшая удельная активность обнаруженная там же в широко распространенном здесь виде эпигейных кустистых лишайниках в 366 раз”.

“Плотность загрязнения почвы в профиле правого берега р. Марха в районе объекта “Кратон-3” превышает уровни глобального загрязнения, в том числе в пойменной ее части до 70 раз”. “В 2 км ниже устья р.Далдын на реке Марха, на расстоянии 105 км от “Кратон-3” и 71.5 км от “Кристалл” в профиле гидроствора-3 в речных аллювиальных наносах мощностью 25 см в горизонте 10-15 см обнаружено содержание цезия-137 до 46 Бк/кг, что превышает фоновые уровни для речных отложений в 23 раза.” “Загрязнение радионуклидами цезий-137 и стронций-90 поймы р. Марха наблюдается на значительном расстоянии от их источников.

В пойменном профиле р.Марха примерно в 500 км ниже ПЯВ “Кратон-3” в районе п. Энердек Санкт-Петербургским Институтом радиационной гигиены (Рамзаев В.П.) и Якутским Институтом биологических проблем криолитозоны (Собакин П.И.) в почвенном разрезе низкой и высокой поймы обнаружено наличие максимума содержания цезия-137 и стронция-90 в горизонте на глубине 16-25 см, возраст которого не установлен”.

“В лишайниковом покрове сосредоточено от 34 до 52% цезия-137 в расчете от его общего запаса в почвенно-растительном профиле. Концентрация радиоцезия в растениях, произрастающих на территориях данных аварийных ПЯВ “Кратон-3” и “Кристалл”, превышает фоновый уровень в 25-300 раз” (Из заключения Отчета МОП РС(Я) “Радиологическое (мониторинговое) обследование состояния промплощадок МПЯВ “Кратон-3” и “Кристалл”, Якутск, 2004 г.); “В донных отложениях вблизи “саркофага”, ручье Улахан – Бысыттаах и в р.Далдын ниже устья ручья Улахан –Бысыттаах и объекта “Кристалл” содержание плутония-239,240 превышает до 4 раза его содержания на р.Далдын в 5 км выше устья ручья Улахан-Бысыттаах”. “Загрязнение почв изотопами плутония на границе мертвого леса превышает в 21 раз их глобальные уровни, которые по приведенным в отчете литературным данным составляют 60 Бк/м.кв.”.

“В течение 2007 и 2008 года Институтом проблем нефти и газа СО РАН (г.Якутск) были выполнены работы по двухгодичному проекту “Разработка технологии строительства защитного геохимического барьера на основе цеолита месторождения “Хонгуруу” на объекте “Кратон-3”. “Показано, что по коэффициенту сорбции цеолиты месторождения “Хонгуруу” с успехом могут конкурировать с цеолитами различных месторождений России и мира и могут использоваться в качестве геохимического барьера на пути миграции радионуклидов цезия-137 и стронция-90”.

“Выводы: Миграция стронция-90 с дождевой и почвенной водой происходит по всему участку рекультивации, выполненной в 1981 г., включая территории ниже могильника, возведенного 03-04.2007г”. “Миграция трития. Впервые на объекте ПЯВ “Кратон-3” установлено присутствие трития в почвенной и поверхностной воде”. “Вывод: Радионуклид трития мигрирует с поверхностной и почвенной (вода из скважины 7) водой”. “В районе МПЯВ “Кратон-3” и “Кристалл” отмечается повышенная активность трития, бета и альфа активности в склоновых и дренажных водотоках” (Справка об инженерно-технических мероприятиях и радиационном мониторинге, выполненных на объекте “Кристалл” и “Кратон-3” в 2006-2008 годах. Главный специалист МОП РС(Я) В.Е.Ушницкий. 20 января 2009 г.); “Наличие во всех 26 пробах подземных вод, отобранных из сети наблюдательных гидрогеологических скважин, карьера трубки “Удачная” и полигонов захоронения дренажных вод радионуклидов трития и стронция-90 свидетельствует о миграции радионуклидов с подземными водами из зоны МПЯВ “Кристалл” в обратных водах обогатительной фабрики №12”. “На обследованной территории в зоне воздействия МПЯВ “Кратон-3” мощность экспозиционной дозы (МЭД) гамма-излучения на поверхности почвы изменяется от 5 до 270 мкР/ч и в 1.2-25 раза превышает уровень естественного радиационного фона (5-13 мкР/ч)”. “В целом, обнаруженные уровни загрязнения в радиоактивном следе изученных радионуклидов (цезий-137, стронций-90 и плутоний-239,240) в почвах превышают их уровни глобальных выпадений на данной территории до 1000 раз”. “Результаты исследования образцов разных видов растений (лиственница, ива, осока, курильский чай, дриада, арктоус красноплодный, мхи и лишайники) показали, что содержание цезия-137, стронция-90, плутония-239,240 и плутония-238 в надземной массе растений варьирует в широких пределах, составляя 0,03 – 27296 Бк/кг воздушно-сухой массы и показывает значительное загрязнение растительного покрова в зоне воздействия аварийного МПЯВ “Кратон-3”, которое от 5 до 5000 раз превышает фоновый уровень” (Госдоклад о состоянии и охране окружающей среды РС(Я) в 2012 году. МОП РС(Я)); “Наличие погребенных горизонтов в аллювиальных почвах поймы р.Марха с высоким количеством цезия-137 на разных расстояниях (0,19, 92 и 625км.) от места взрыва по вектору стока указывает на залповый перенос стоком реки радионуклидов во время высоких паводков в первые годы после аварии”. “В радиоактивном следе на водораздельном склоне р.Марха в настоящее время содержание цезия-137, стронция-90, плутония-239,240 и плутония-238 в изученных видах высших и низших растений варьирует в широких пределах и до 40-5000 раз превышает их фоновый уровень”(Собакин П.И. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук. 2015 г);

Мною приведенные неоспоримые факты свидетельствуют о крайне сложной экологической ситуации, в которой находится данный регион.

Река Марха на всем своем протяжении явно пострадала от вездействия аварийных ядерных взрывов “Кристалл” и “Кратон-3”. Факты, которые приведены, давно известны, в первую очередь, в природоохранном министерстве, которое призвано беречь, защищать природу и людей. Когда это министерство экологическую ситуацию в верховьях р.Марха считает благополучной, это — цинично, скажу более точно- преступно!

Не поленюсь привести еще одну цитату из известной книги докторов наук П.П.Пермякова и А.П.Аммосова “Математическое моделирование техногенного загрязнения в криолитозоне”, изданной в 2003 году в г. Новосибирске. Так, там сказано:

“Естественный распад цезия-137 (период полураспада 30 лет), стронция-90 (период полураспада 29,12 года) до экологически безопасного уровня происходит за 600 лет, а для распада трансурановых радионуклидов плутония-239 (период полураспада 24 000 лет) и плутония-240 (период полураспада 6537 лет) до такого же уровня требуются десятки и сотни тысяч лет”.

Вот что натворил Минатом, вернее его подразделение – ВНИПИПТ. Этот институт по всему Союзу производил взрывы и допускал аварии. Аварии из-за его халатности случились и на Мархе.

Будучи начальником УЛВР, я близко к себе не подпускал этот институт, как не имеющий морального права появляться в Якутии. Когда УЛВР был ликвидирован, ВНИПИПТ возник у нас тут как тут. Единомышленников нашел быстро, сначала в лице министра В.Григорьева, а затем заменившего его С.Афанасьева.

Институт их успешно водил за нос. Сначала самоустранившись от обязанностей, МЭ доверило контроль реабилитационных работ ВНИПИПТ. Ответственный этап работ поручили виновному за аварию институту. Результат известен – были подписаны акты о принятии незаконченных работ. Халтуру принял министр В.Григорьев и расхлебывать это придется будущему поколению за долгие годы. Затем В.Григорьев заявит о том, что “никакой радиации там нет”. А какое понятие о ситуации на аварийных объектах имеет министр С.Афанасьев мы можем судить по его докладу на правительственном часе в Ил Түмэн 6 марта 2019 г.

Министр, прочитав написанную чужой рукой доклад, содержание которого подробно изложено выше, так и не смог внятно отвечать на заданные вопросы. На вполне резонный вопрос о лесопожарной безопасности в районе аварий, заданный В.Прокопьевым, вразумительного ответа я от министра так и не услышал.

Дело в том, что в случае лесного пожара в том районе экологической катастрофы не избежать: при возгорании погибшего от дозовой нагрузки леса (“мертвого”) и его подстилки (мох, ягель, кусты и т.д., отнесенные к РАО), многократно обогащенная опасными радионуклидами зола смоется в Марху, а радиоактивный дым уйдет куда угодно в зависимости от ветров.

Нежелание МЭ заниматься этим крайне важным для окружающей среды и людей проблемой нам не понятно. Вроде понять это не сложно, но из года в год утилизация “мертвого” леса откладывается, решать эту проблему не хотят.

Здесь, думаю, угадывается роль ВНИПИПТ, это они долгие годы не хотели признать свою вину, а тут попали в благодатную ситуацию: им доверяют, их встречают с хлебом с солью, дают деньги (или они дают). Смотрим, теперь они уже на Томтор-Таас пришли. Видимо, их устами говорил тогда министр В.Григорьев об отсутствии радиации на самой крупной ядерной аварии 20-го века. Теперь очередь М.Афанасьева говорить об отсутствии радиации в недрах Томтор–Таас?

Министр о ситуации в алмазодобывающей шахте ничего толком не сказал. Ведь, там на глубине 600 метров зафиксирован радиоактивный рассол.

В целом нужно утвердить, что СОГЛАШЕНИЕ между Правительством РС(Я), Минатомом РФ и АК “Алмазы России-Саха” по экологической реабилитации территорий проведения мирных подземных ядерных взрывов в РС(Я), подписанное 13 января 1999 года М.Е.Николаевым (Президент РС(Я), В.Н.Михайловым (Минатом РФ) и В.П.Дюкаревым (Алмазы России-Саха) до сих пор не выполняется из-за отсутствия контроля со стороны МЭ.

В настоящее время АК “АЛРОСА” в первую очередь должна утилизировать “мертвый” лес, и пока этим занимается, должна исключить возможность возгорание леса, строго соблюдать пожарную безопасность в районе.

Во-вторых, выполняя требования проекта реабилитации, “АЛРОСА” должна обустроить биохимический барьер с использованием сунтарских цеолитов, прекратить поступление опасных радионуклидов в речную систему.

МЭ, как заказчик этих работ, обязано контролировать выполнение реабилитации и добиться ее завершения. Только в этом случае можно докладывать Госсобрание (Ил Тумэн), а затем Центр о соблюдении Закона “О радиационной безопасности… ”.

Иван БУРЦЕВ,

Отличник охраны природы РС(Я), обладатель Знака Минприроды РС(Я) “За вклад в Живую Природу Якутии” и диплома номинации “Человек алмазного края” за выдающийся заслуги в области экологии и охраны природы. 14.03.2019 г.

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
avatar