Главное

В якутскую реку Вилюй опять нагадили
Вести Якутии fiber_manual_record39 минут назад fiber_manual_recordremove_red_eye 4

Владимир СОЛОДОВ: «У меня нет задачи стать любимым персонажем якутян»

Сергей Сумченко/Якутск вечерний fiber_manual_record29 июля 2018 fiber_manual_recordremove_red_eye 635
Помогая родителям собирать кукол в московской квартире, учась в Париже и МГУ, Владимир Солодов не предполагал, что однажды судьба забросит его в Якутию. Уже месяц он возглавляет правительство республики и не боится, что спадут «розовые очки». Верит, что за этим разочарование не наступит, а ждут его великие дела в команде, в которой ему удобно быть вторым номером.

Фото: Мария Васильева, ЯСИА

За исполняющим обязанности премьером Якутии мы ходили недолго. Вернувшись из командировки в Усть-Маю, Владимир Солодов сразу согласился на интервью и предупредил, что корреспондента «ЯВ» во времени не ограничивает. Проговорили час без назойливых стуков в дверь и непрерывных телефонных звонков.

— Владимир Викторович, вы уже месяц в Якутии. Ваше ожидание ситуации в республике совпали с реальностью?

— Если коротко, то да. В целом, я примерно такую ситуацию ожидал. И на нее рассчитывал, когда принимал предложение Айсена Николаева возглавить правительство Республики Саха. Для меня самая главная мотивация – возможность добиться чего-то, сделать что-то большое. Я с ней зашел в Якутию, и она не исчезла. Многие мои знакомые интересуются, каково мне здесь. Я говорю: «Сложно, но при этом интересно. И я вижу перспективу». Проблем и задач очень много. Но, в основном, они не носят характер нерешаемых.

До назначения в Якутию я работал заместителем полпреда президента РФ в Дальневосточном округе. У меня много знакомых среди губернаторов и председателей правительства других регионов. И очень часто видел, что у них немало нерешаемых проблем. А у нас в Якутии, что дает мне возможность с оптимизмом смотреть вперед, выходы из ситуации есть.

— Но у нас немало системных проблем, связанных с труднодоступностью территории, климатическими особенностями. Вы не боитесь, что «розовые очки» у вас все-таки спадут?

— Естественно спадут. Я сам по себе технократ. И верю, что многие проблемы будут решаться с помощью технологий. А при описании технологий используется так называемая кривая Гартнера. Она предполагает сначала резкий рост, потом спад и затем более плавный выход на так называемое плато возможностей. Резкий подъем, говоря современным языком, — это хайп. Я понимаю, что пока нахожусь на кривой «хайпа». За этим неизбежно наступит определенная корректировка вниз. И думаю, что осенью мы уже выйдем на плато возможностей. Тогда наступит стабильное понимание ситуации для меня и моей команды.

— Но у вас пока нет своей команды. Вы пришли на все готовое. Планируете ввести в Якутию своих?

— Я считаю, что всегда нужно очень бережно относиться к тем, кто уже работает в организации, куда ты пришел. У меня твердое ощущение, что команда правительства республики – одна из самых профессиональных, во всяком случае, в ДФО.

Безусловно, в ней должно быть много людей из республики, которые живут здесь, любят эту землю. Я пока не очень хорошо знаю всех, кто работает в правительстве, но мнение моего руководителя Айсена Николаева для меня основополагающее. При этом, конечно, мы будем привлекать профессионалов и из-за пределов республики для решения конкретных задач. В ближайшее время мы будем решать проблему привлечения инвестиций от внешних инвесторов. Думаю, что мы привлечем для этого руководителя направления извне. Я пришел в команду Айсена Николаева и не собираюсь выстраивать свою команду.

— Но ведь вы наверняка очень амбициозный человек. Говорите, что хотите сделать что-то очень большое. Не боитесь остаться в тени Айсена Николаева?

— Вопрос сложный. Сам по себе я не очень амбициозный человек, хотя это, возможно, и странно звучит из моих уст. Люблю много времени проводить один – в этом смысле я, скорее, интроверт. Мне важнее не реализация амбиций, а принцип «делай, что должно, и будь, что будет». Предыдущая должность у меня была высокая, но не публичная, больше связанная с аппаратной работой. Сейчас у меня публичная должность, но при этом не могу себя назвать политиком.

Я абсолютно не боюсь оставаться в тени. Более того, мне в чем-то даже комфортно работать вторым номером. Когда мы в своем узком кругу обсуждали будущее, я всегда говорил, что хочу пойти вторым номером к сильному руководителю, чтобы учиться. У меня был, безусловно, сильный руководитель – полпред Юрий Трутнев. Но считаю, что нужно всегда двигаться вперед. И работа с Айсеном Николаевым для меня возможность вырасти снова. Ни в коем случае я не собираюсь конкурировать с ним за публичное пространство.

— Владимир Викторович, сейчас Айсен Николаев имеет большой кредит доверия в республике. Но через некоторое время, так или иначе, начнется критика определенных действий его команды. Вы лично как критику переносите?

— Конструктивную критику переношу с благодарностью. Считаю ее очень важной. А к неконструктивной отношусь как к шуму и не обращаю внимания. Связывая этот вопрос с предыдущим, скажу: у меня нет задачи стать любимым персонажем в республике, у меня есть задача сделать дело. А буду любим или нет – это вторично.

— Прежде вы занимались больше теоретической, научной работой. А сейчас перешли на хозяйственную. Тяжело?

— Конечно, непросто. Действительно, до сих пор я больше занимался не то, чтобы теоретическими, скорее, административными вопросами. Хотя, когда работал еще в МГУ, мы проектировали платформу госслужбы Российской Федерации. Потом наши предложения получили свое воплощение, например, в федеральном законе ФЗ-79 «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Сейчас у меня ответственность гораздо более прикладная. Для меня это вызов и одновременно возможность реализовать те идеи, которые появляются у меня, в команде или вовне. Мы сейчас построим систему сбора инициатив у заинтересованного населения, экспертов, коллег на федеральном уровне. И будем стараться реализовать их в республике.

Одну из идей, которую мы должны реализовать в ближайшее время, для себя называю «невозможные задачи». Есть задачи, не имеющие линейного решения, но имеют нестандартные с точки зрения либо применения новых технологий, либо новых организационных методов. Сейчас для себя хочу определить перечень таких задач с нестандартным решением.

Фото: Мария Васильева, ЯСИА

Как пример: тушение лесных пожаров. Полномочия по тушению лесных пожаров переданы на региональный уровень, а финансирование крайне недостаточно. В Якутии на гектар эксплуатационных лесов бюджетом РФ выделяется 4,5 рублей. В некоторых других регионах это значение достигает 20 рублей. То есть, прямо решить задачу тушения лесных пожаров мы не можем. На наших просторах организовать патрулирование – никакого своего бюджета не хватит.

Что мы сейчас будем делать? Внедрим новую систему мониторинга и тушения лесных пожаров. Первое: получаем информацию из трех основных источников – космических спутников, от населения и организуем видеонаблюдение на вышках и других объектах. Все это будет собираться в одной системе и максимально быстро приниматься решение. Если возгорание недалеко от населенного пункта или дороги, туда направляем наземную службу. Если труднодоступная зона, беспилотники или самолеты и вертолеты малой авиации вылетают туда, сбрасывают в очаг условно гранату или баллон, распыляющие специальную смесь для тушения огня. Технически сейчас этот вопрос прорабатывается. Но так все будет выглядеть, если объяснять
по-простому.

Другой пример: обеспечение занятости в отдаленных, в основном, северных районах. Мы прорабатываем вопрос, чтобы в тех поселениях, где есть пункты по приему молока с соответствующим морозильным оборудованием, организовать и пункты по приему дикоросов, главным образом, брусники. По данным ученых, каждый год в Якутии вырастает 5 млн тонн брусники, а собираются десятые доли процента. Хотя бы на два месяца обеспечим дополнительную занятость населению и соберем ценную ягоду для последующего вывоза и переработки. Мы должны определить для себя перечень таких задач и найти их нелинейное решение, в том числе с привлечением внешних экспертов.

— Сейчас Айсен Николаев дал вам задание навести порядок на паромной переправе через Лену. Какие нелинейные решения здесь примените?

— Стратегическая задача республики в том, чтобы построить мост через Лену. Но мы понимаем, что даже если вопрос решится сегодня, на проектирование и строительство уйдет года четыре. А людям нужно жить сейчас. Быстро мы не сможем увеличить количество паромов, построить причалы. Не все еще решения найдены, но однозначно появятся электронные билеты, чтобы человек по Интернету мог их купить и точно знать, в какое время его паром. И второе: необходимо упорядочить физическую очередь на переправе. Другие решения, как я сказал, сейчас прорабатываются. В ближайшее время мы расскажем, как это будет.

— Владимир Викторович, большинство членов правительства старше вас. Никакого дискомфорта не испытываете? Они понимают ваши слова «нелинейное решение», «форсайты» (форсайт — методика долгосрочного прогнозирования научно-технологического и социального развития, основанная на опросе экспертов – Авт.)?..

— Замечу, что сегодня я слово «форсайт» не произносил (улыбнулся). По поводу возраста, да, действительно большинство сотрудников старше меня. Но на прошлом месте работы это было еще более ярко выражено. Поэтому думаю, что возраст имеет вторичное значение. Вижу, что коллеги в правительстве воспринимают меня не с точки зрения возраста, а с точки зрения опыта, который у меня есть и который может быть полезен республике.

— С возрастом разобрались. А как менталитет? Вы, коренной москвич, приехали работать в национальную республику со своим особым северным менталитетом. Он принимает ваши идеи?

— Когда я работал в полпредстве, всегда приводил республику, как пример, на который нужно равняться. Именно национальный фактор и наличие ярко выраженной привязанности к территории является хорошим потенциалом Якутии. Во многих регионах ДФО люди хотят уехать в Москву, Питер, Корею… А конкурентное преимущество Якутии в том, что люди исходят из того, что здесь жили наши предки, живем мы, и будут жить наши дети. И на эти национальные особенности я как раз и планирую опереться.

Фото: Мария Васильева, ЯСИА

Да, для меня это тоже вызов – работать в такой многонациональной республике. Но знаете, есть такое английское слово «diversity». Буквально оно означает многообразие, разнообразие. Но его общепринятый смысл – ценность. Когда ведущие университеты, такие как Гарвард, Оксфорд, набирают группу студентов, они исходят из того, что в ней должны быть люди с очень хорошим вступительным баллом, среди них, к примеру, индусы, хорошо разбирающиеся в IT, таланты из других стран. Мне друзья рассказывали, что, когда им нужны были математики из России, они принимали ребят, которые даже не добирали баллов, просто чтобы обеспечить разнообразие. Чем более однообразная среда, тем меньше у нее возможностей для развития. Поэтому многонациональная Якутия имеет хороший потенциал, и мы будем развивать его.

Я начал учить якутский язык, хотя пока большого прогресса нет. Просто физически мало времени, а изучению языка нужно уделять хотя бы час-полтора два раза в неделю.

— Это какой по счету язык у вас будет?

— Уверенно говорю на английском и французском, чуть хуже на немецком. Давно не изучал новые языки, так что будет интересно. Надеюсь, что время для изучения якутского, занятия спортом все-таки появится.

— Вы постоянно говорите «у нас в Якутии». Это психологический прием или самоубеждение?

— Я этого не замечал. Наверное, это отражение моего отношения. Я уже здесь и окунулся в действительность. Психологические приемы не изучал и мало верю в их эффективность. Считаю, что искренность гораздо убедительнее, чем все психологические методики.

— Как правило, председателями правительства Якутии становились люди, прошедшие путь от прораба, санитара или от сохи. У вас же сразу была головокружительная карьера. В чем ее секрет?

— Могу совершенно искренне сказать, что моя карьера не складывалась в результате какого-то сознательного проектирования. На каждом месте работы я придерживался уже озвученного принципа «делай, что должен, и будь, что будет». У меня нет никакого ожидания, каким будет следующий карьерный шаг. Может быть, звучит нескромно, но мой пример показывает, что в России реально работают социальные лифты.

Фото: Мария Васильева, ЯСИА

У меня нет богатых родителей. Отец – преподаватель. В перестройку, чтобы заработать, ездил за границу преподавать математику. Мать была научным сотрудником. У нас многодетная семья, у меня еще три брата. В трудные времена она, как говорят, стала «челночить». Потом вела организованную торговлю. Мама возила на продажу игрушки. И мы с братьями помогали родителям – собирали кукол. Их нужно было достать, расчесать, помыть, если испачкались, и уложить в красивую коробку. Так что у меня о детстве очень приятные воспоминания: какие-то игрушки нельзя было отремонтировать, и у нас всегда оставались самые новые пистолеты, машинки.

У меня нет патронов, которые тянули бы меня вверх по карьерной лестнице. Все, чего я добился, добился сам. Хотя, наверное, это звучит и нескромно. Я человек верующий и считаю, что Богом нам даются такие условия, в которых мы оптимально сможем проявить свою свободную волю.

— Как вы думаете, вы надолго в Якутии? Писали, что вас рассматривали на губернатора Амурской области.

— (Солодов на мгновение задумался) Ваши коллеги много чего пишут, чего знают и не знают. Как я говорил, не загадываю о своем следующем месте работы. С полной отдачей работаю в республике. И для меня важно получить результат. Посмотрим, как ситуация будет складываться дальше.

— Владимир Викторович, в апреле в этом кабинете брал интервью у вашего предшественника Евгения Чекина. По-моему, здесь особо ничего не изменилось. Как вы относитесь ко внешнему антуражу быта?

— Доска в кабинете появилась, правда, пока ею редко пользуюсь. Я мало придаю значения внешним атрибутам. Не так давно работал в общем пространстве в Агентстве стратегических инициатив (АСИ), где в одном помещении находились 20 человек и не испытывал дискомфорта. Хотя, конечно, физическое пространство имеет значение — оно влияет на наше мышление. Очень надеюсь, что в ближайшее время в Якутске откроется «Точка кипения» — это формат АСИ.

«Точка кипения» — это пространство для совместной работы, куда собираются люди, заинтересованные в развитии различных сфер. Это должно быть открытое для всех пространство, куда может прийти любой со своими идеями, стартапами и предложить их. По всей стране их уже 12, «Точки кипения» есть на Дальнем Востоке в Хабаровске и Владивостоке. В их создании я принимал участие. Вот-вот такое пространство откроется в Якутске, и часть мероприятий буду проводить там. Считаю, что нам чаще нужно вставать из-за столов и работать в более креативной среде.

— Вы входите в управленческий резерв России, команда которого ложится под танки, прыгает с парашютом. Это настолько важно при подготовке будущих управленцев?

— Я считаю, что это сейчас лучшая в России программа подготовки управленцев. Но не нужно ее сводить к одним танкам и прыжкам с парашюта или со скалы. В ней несколько слагаемых. Обучение проводят теоретики с большим багажом, практики – министры и руководители корпораций, иностранные эксперты. Обязательна спортивная составляющая, которой уделяется много внимания.

В вопросах командообразования экстрим, что больше всего цепляет СМИ, — это не самоцель. Когда попадаешь с человеком в экстремальную ситуацию, отношения становятся более доверительными. И чем более экстремальная ситуация, тем ярче впечатления. Обучение также проходит в форме деловой игры. И чем ближе она к реальности, тем больший опыт получаешь. У меня самые яркие впечатления от всего обучения в МГУ, когда мы на пятом курсе две недели имитировали формирование бюджетного процесса. Кто-то был председателем правительства, министром финансов и т.д. И мы защищали, спорили, отстаивали свои позиции при формировании бюджета. Очень интересно было.

— Владимир Викторович, разрешите вас поздравить с наступающим днем рождения (26 июля Владимиру Солодову исполнилось 36 лет – Авт.). Как отмечать планируете?

— Для меня день рождения – один из 365 дней в году. Встречу его на работе. Может быть, вечером, если будет время, поднимем с коллегами бокал шампанского. Сегодня в Якутск прилетела моя жена, детей у нас нет. Буду встречать с ней. Знаете, свой прошлый день рождения я тоже встречал в Якутске. Тогда Айсен Николаев, еще будучи мэром города, инициировал форсайт-флот по реке Лена. Ну вот, все-таки, сказал «форсайт» (улыбнулся). Тогда я не загадывал, что через год буду жить и работать в республике.

Справка «ЯВ»:

Солодов Владимир Викторович родился 26 июля 1982 года в Москве. В 2002 году обучался в Институте политических наук в Париже. В 2004 году окончил факультет государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова. С 2005 по 2013 год работал ассистентом, старшим преподавателем и доцентом факультета государственного управления МГУ, возглавлял Центр новых технологий государственного управления, принимал участие в разработке и запуске ряда программ подготовки государственных служащих, включая Программу подготовки базового и перспективного уровней федерального резерва управленческих кадров. Автор более 30 статей по вопросам государственного управления.

С 2007 года кандидат политических наук. С 2013 года — руководитель департамента проектов и практик направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов. В апреле 2015 года назначен заместителем Полномочного Представителя президента РФ в Дальневосточном федеральном округе. В полпредстве отвечал за вопросы социальной и экономической политики, являлся инвестиционным уполномоченным в Дальневосточном федеральном округе. С июня 2018-го – исполняющий обязанности председателя правительства Якутии.

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

Читайте также
Следите за новостями