Главное

Жители Оленекского улуса собрали свыше 3,5 тонн голубики
Вести Якутии fiber_manual_record24 часа назад fiber_manual_recordremove_red_eye 80

Аян Емельянов: Депутат должен руководствоваться интересами своих избирателей

Вести Якутии fiber_manual_record17 июля 2018 fiber_manual_recordremove_red_eye 809

В Якутии требуется провести ревизию тарифов всех компаний-монополистов поставщиков энергоресурсов и предприятий ЖКХ
Аян Емельянов

Аян Емельянов

Аян Емельянов — кандидат от политической партии КПРФ в депутаты Госсобрания (Ил Тумэн) по Сайсарскому избирательному округу №2 города Якутска хорошо знаком многим из тех, кто в сентябре придет на избирательные участки — известный предприниматель, занимающийся таким важным для северян вопросом, как газоснабжение. Патриот, старожил одного из районов столицы республики — Сайсары, где провел детские годы, время становления и интересы жителей которого готов представлять в республиканском парламенте.

Поскольку Аян Арсеньевич – все же новый человек в республиканской политике, «Вести Якутии» попросили его рассказать о себе.

— Родился я в селе Сунтар. Там же окончил начальную школу в 1985 году, после чего всей семьей переехали в город Якутск. Наша семья сразу поселилась в Сайсарах, на улице Маяковского.

Мой отец Арсений Петрович работал в Сунтарах водителем автобуса, потом ходил в дальние рейсы. Мама Сусанна Михайловна работала в детском саду, сначала воспитателем, потом – заведующей. После переезда в Якутск отец устроился водителем на автобазу Совмина. Мама работала в детсаду воспитателем, затем — заведующей детского сада в Сайсарах на улице Лонгинова. В последующем перешла в правительство республики, стала комендантом Дома правительства, в конце 90-х — комендантом здания Ил Тумэна. Отец в 1992 году уволился с автобазы и организовал свою строительную фирму — одну из первых в республике. В 1996 году отца не стало, с того времени мама у нас главный человек в семье. Мама очень ответственный человек, хороший организатор.

Нас, детей, в семье двое. Старший брат на полтора года старше меня. С 4 класса я учился в 20-й школе. Вначале были, конечно, сложности с вхождением в новый коллектив, но потом влился, себя показал, и с моим мнением считались вплоть до окончания школы. В те годы я начал заниматься спортом, сразу в 4 секциях — дзюдо, баскетбол, бокс и шахматы. Играл в сборной школы по баскетболу, в 5 классе занял третье место в школьных соревнованиях по шахматам, потом участвовал в республиканских соревнованиях – там занял четвертое место. В это же время увлекся изобразительным искусством, принимал участие в конкурсах разного уровня.

Какой вы многогранный! Не пели?

— В младших классах еще в Сунтарах я три года занимался в музыкальной школе по классу баяна. Так что с детства играл и хорошо пел. Но потом я переболел ангиной и голоса не стало. И теперь пою, в ноты, конечно, попадаю, но голоса нет.

Из всех видов спорта решил выбрать один – начал усиленно заниматься боксом. Неоднократно побеждал в турнирах по городу Якутску, по районам. Был призером первенства республики, Дальнего Востока. Так что к 15 годам я уже получил первый спортивный разряд по боксу. И как говорят, подавал большие надежды.

Однажды, летом 1991 года, отец встретил меня после тренировки и предложил поехать учиться в Москву в Академию Нефти и газа имени Губкина, так тогда назывался вуз. Наверное, это и был переломный момент в моей жизни, время первого серьезного выбора – заняться самообразованием, личностным ростом в плане науки, освоения новых профессий.

До поступления оставался один год, чтобы подготовиться и трансформироваться из спортсмена в «ботаника». Я весь год усиленно занимался предметами – физикой, химией, математикой и в 1992 году стал студентом.

В процессе обучения я освоил две профессии, первая – инженер-проектировщик нефтегазовых магистралей, второе – экономист нефтегазовой отрасли. Но к сожалению, пятый курс так и не закончил. Сдавал вступительные экзамены, да и место целевое у меня было на экономический факультет, но зачислили меня на инженерный. То есть на мое место на экономическом почему-то взяли другого человека – видимо, были для этого какие-то причины…

Несправедливость какая-то была?

— Да. Но с ректором у меня была договоренность, что я обучаюсь на инженерном три курса, а в последующем, без потери курса, перевожусь на экономический факультет: все равно ежегодно случаются отчисления. Я согласился и отучился три года на инженера, но ректор вдруг сменил место работы. А новый, конечно, был не в курсе наших договоренностей и решений по моему переводу принимать не стал. Я отучился еще год, но потом задумался о том, что мне все же необходимо получить профессию экономиста нефтегазовой отрасли. И поступил с нуля, на первый курс экономического факультета. Это был уже 1996 год, также дошел до четвертого курса, и в моей жизни произошло важное событие — я женился. Она в это время заканчивала учебу в своем институте в Москве. Мне к тому времени было 22 года. Общее положение в стране было тяжелое, конец 90-х – разруха, мы ждали ребенка и я решил, что надо устраиваться на работу, надо думать, о будущем, о жене, о ребенке. И опять ушел с четвертого курса. Поступил заочно в Якутский финансово-экономический институт, который окончил в 2002. Работал я по направлению сжиженный газ, переоборудование, формирование газового рынка.

Это ЯТЭК?

— Нет, тогда это был «Якутгазпром». В последующем превратился в ЮКОС, еще позже — в ЯТЭК. На сегодняшний день возглавляю частную компанию, которая занимается реализацией сжиженного газа в баллонах. Газ получаем на газоперерабатывающем заводе. Это республиканский завод, который правительство вовремя успело вывести из активов «Якутгазпрома», поэтому он и остался в собственности Якутии. А вообще, на сегодня газовая отрасль в плачевном состоянии, так как правительство республики потеряло над этим контроль.

Есть мнение, что зря мы газифицировали районы республики, надо было сосредотачиваться на сжиженном газе и возить его в том числе и в отдаленные поселки, чем миллиарды бросать на трубы, а люди сейчас отказываются от магистрального газа.

— Да, один из учителей у меня был в жизни Анатолий Абрамович Гольдман, один из депутатов первого созыва. Он как-то меня пригласил на научный совет по вопросам газа, где обсуждали вопрос: газифицировать через магистральный газопровод либо организовывать автономную газификацию сжиженным газом. Мое видение — наиболее экономически эффективна автономная газификация. Почему? Потому что первоначальные вложения в разы дешевле и последующая эксплуатация будет намного эффективней. Соответственно, и потребителям намного выгодней.

Почему магистральный газопровод — это экономически убыточное мероприятие? Потому что, когда начинают класть трубу, в цене учитывается момент окупаемости. То есть километр газопровода проложили — сразу автоматически поднимается себестоимость газа. Еще плюс к этому прибавляется стоимость эксплуатации газопровода, ремонт…

А газификация, как она понимается сегодня нашим руководством, приведет к тому, что конечная цена для потребителя вырастет в разы. То есть если всю республику газифицировать, цена в разы вырастет. А газ будет «золотой»! Поэтому человеку проще дров наколоть…

Автономная газификация таких затрат не требует – ни содержания, ни ремонта трубы. Тем более по штату это намного эффективней. Да и специалисты не мотаются за тысячу километров туда обратно. Опять же вопрос надежности: если на магистральном газопроводе где-то случилась авария – газа ни у кого не стало. Автономное газоснабжение независимое, точечное.

То есть применительно к тем же Сайсарам можно было бы предложить жителям автономное газоснабжение?

— В частном секторе Сайсар — да. На самом деле эту технологию используют в западном регионе России¸ не соврать, с 70-х годов прошлого века. А Якутия только сегодня начинает рассматривать ее как альтернативу. И то не внедряется из-за низкого качества сжиженного газа. По аналогии с бензином — это 76-й.

То есть у нас мощности не позволяют модернизацию провести, или другие причины есть?

— Да, есть зависимость очень большая от сезонности. Выработка сжиженного газа происходит только в тот момент, когда есть потребитель, то есть зимой. Потребители весной-летом-осенью очень мало отбирают газа из магистрального газопровода. Альтернатива только одна – завозить его из другого региона. Как раз у меня есть такой проект.

Когда я ушел в частный бизнес из «Якутсгазпрома» в 2004 году. Как раз тогда пришла компания ЮКОС и установила свои правила игры… Затем пришел ЯТЭК. Тогда стал актуальным вопрос монополии в газодобыче, потому что это частные компании, принадлежавшие олигархам. Конечно, они не были заинтересованы в процветании республики, в вопросах налогообложения, наоборот, думали только о получении денег. Поэтому сегодня мы имеем то, что имеем: «Сахатранснефтегаз» не может повлиять на ситуацию.

Вообще-то, ЯТЭК продает им газ за 1400 рублей/кубометр, а уже «Сахатранснефтегаз» за счет трубы накидывает цену в 4 раза. Причем ЯТЭК показывает, что у них идет снижение стоимости, а «Сахатранснефтегаз» все наращивает и наращивает цену.

— Да, это так и происходит за счет использования трубы. То есть экономически обоснованный тариф включает в себя уйму затрат на содержание и ремонт трубы, насосные станции, транспортировку. Опять же удаленность.

В других регионах расстояние между населенными пунктами намного короче, чем у нас. У нас считается нормальным расстояние в тысячу километров, у них — сто уже предел. Соответственно у них себестоимость ниже. Имея все эти параметры, наша исполнительная власть, правительство не могут предложить жителям Якутии приемлемую альтернативу. Я так понимаю, что им неинтересно этим заниматься.

Вы сейчас стали кандидатом в депутаты Ил Тумэна. Что вас к этому подтолкнуло? Какие проблемы вы собираетесь там решать?

— Это вполне осознанное решение. Я считаю, что если у тебя есть возможности, ты должен взять на себя ответственность, чтобы облегчить жизнь наших людей, всех, кто проживает на Севере. Итак у нас условия очень жесткие, на грани выживания, зимой минус 50, летом плюс 40.

А как вы представляете свою деятельность там: придете в Ил Тумэн и сразу станет всем легче жить? Что-то есть предложить?

— Разумеется, это произойдет не сразу. Необходимо инициировать вопросы ценовой политики. Это первое. Цены на газ, на теплоэнергию, электроэнергию…

То есть предлагаете провести ревизию тарифов всех тех компаний, которые оказывают услуги населению, занимающих монопольное положение на рынке?

— Да. Необходимо обеспечить прозрачность в системе образования тарифов, чтобы наше население знало, как это все формируется. Не завышена ли прибыльная составляющая тарифа, насколько оправданы расходы компаний. Это обязанность, в первую очередь правительства, но и Ил Тумэн должен за этим следить.

Но у нас же есть Региональная Энергетическая Комиссия. «Сахатранснефтегаз» ссылается на то, что свои тарифы согласовывают в Москве. Там тоже экономисты сидят, специалисты, которые должны были остановить их… Мы не доверяем, получается, органам власти?

— Дело не в доверии, а в том, насколько прозрачна эта система. Возьмем, к примеру, тарифы в ЖКХ. Как-то я пытался узнать как складывается стоимость теплоэнергии для конечных потребителей. В бухгалтерии моей управляющей компании ЖКХ не смогли дать внятный ответ. Есть у них какие-то внутренние коэффициенты. Один кабинет бухгалтерии не знает, что делается во втором. В итоге они что-то суммируют и выставляют цену жильцам.

Есть общественники, которые говорят, что начисление за услуги ЖКХ идет по каким-то непрозрачным схемам, по квадратным метрам в квартире, к примеру, считают стоимость обслуживания лифта. Ты согласен с этим?

— Я же говорю, что депутаты, народные избранники, должны проводить работу по контролю ценообразования. Задать вопрос — из чего это складывается, почему такая цена? Я, например, живу на втором этаже, лифт начинает движение со второго этажа, но я плачу за обслуживание этого лифта. То есть по факту мы лифтом не пользуемся, физически это невозможно, но мы его содержим. Опять же вопрос энергоэффективности. Что такое энергоэффективность? Это энергосбережение в первую очередь. Ты заходишь в подъезд. На улице минус 40, в подъезде минус 20. О чем можно говорить, если мы отапливаем улицу? Далее. Задался я вопросом – насколько эффективно используются наши деньги? Это наши деньги, жильцов. А мы сегодня обогреваем улицу, обеспечивая при этом кому-то безумную прибыль.

— Правительство Якутии постоянно просит дотации на необоснованно высокие тарифы энергоносителей и услуги ЖКХ. При этом, стоимость услуг такова, что простому жителю Якутии их из своего карма не покрыть. По данным прошлого года, семья которая имеет квартиру в 100 квадратных метров должна платить за услуги ЖКХ этой квартиры 30 тысяч рублей в месяц, без дотаций. А с учетом дотаций платим 10 тысяч рублей. То есть 20 тысяч федеральный центр нам дотирует. Но что-то есть сомнения, а насколько эта цифра – 30 тысяч рублей – обоснованная?

— Необходимость решения этих вопросов созрела еще вчера, но все равно нужно ставить такие вопросы перед властью и требовать от нее их решения. Депутат должен руководствоваться интересами своих избирателей. В этом я вижу его задачу. Тем более в кризисные времена, когда растет безработица, снижается заработная плата, уровень доходов, повышаются цены…

Опять же момент очень важный – налогообложение физических лиц. При существующей системе человек, зарабатывающий 100 миллионов, платит налогов меньше, чем человек, получающий 10 тысяч рублей. Я за прогрессивное налогообложение. И КПРФ эту идею будет отстаивать в ГосДуме РФ. Там уже продумывают, разрабатывают.

Еще хочу отметить немаловажную вещь. Это подрастающее поколение, наши дети, молодежь. Чем они сегодня занимаются? По своему опыту знаю, что у каждого должен быть выбор, чем заниматься. В годы моего детства не было компьютера. Секции, кружки, социальная жизнь у меня была. Я отучился в школе, и вторую половину дня знал, чем заниматься – музыкой и изобразительным искусством, спортом, и шахматами. А сейчас все есть, но платное. Сегодня дополнительное образование — это коммерция, туда могут пойти те, кто может это себе позволить, и то на уровне – заплатил, пришел — ушел.

А что вы предложите для Сайсар?

— В Сайсарах на сегодняшний день имеется спортивная площадка, она стоит, как памятник. Детские центры не ставят задачу детей привлекать. Там такой посыл: пришел – хорошо, не пришел – ну и ладно. Нет людей, которые массово бы это продвигали. Нужно более разумно подойти к использованию имеющихся площадей, те же спортивные залы, общественные организации – их много. И все использовать для организации занятости детей, подростков.

У нас есть в Якутске Дворец детства. С детства его помню. А может, в Сайсарах тоже организовать такой, пусть не дворец, а Дом детского творчества, где дети могли бы заниматься в кружках и прочее. Но кто за это платить будет?

— Моя личная цель — организовать место, где будут заниматься не только дети, подростки, но и люди старшего возраста: кружки вязания, пения, для этого необходимо привлечь инвестиции. Можно рассмотреть такой вариант – выкупить 3-4 участка и на этом месте, по согласованию с органами власти города, построить досуговый центр, в котором упор будет делаться на то, что все смогут приходить туда бесплатно. Ведь есть законные инструменты финансовые, статьи бюджета, которые предусматривают содержание таких объектов. Сегодня таких объектов, к сожалению, нет. Потому что представители власти – парламент, правительство — не занимаются этой проблемой.

Известно, что в Якутске предпринимательница купила здание и сделала в нем дом престарелых. Она на содержание получает около 100 миллионов в год из бюджета. Это же хороший опыт?

— Я же говорю, что есть инструменты, есть финансовые рычаги, тем более, если будут законодательные возможности. Почему нет? Ведь все у нас для народа!

То есть можно предложить строить такие центры в других микрорайонах города?

— Конечно! Первое, чего мы достигнем – шаговая доступность. Ребенку не придется, например, с ДСК ехать во Дворец пионеров. Потом обратно, это опять же расходы… Когда можно организовать в каждом районе вот такие досуговые центры человек на 100-200. Там, где небольшие площади – расходы на содержание меньше.

Приведу пример. Есть у нас такая болезнь — гигантомания. Возьмем «Триумф» – это огромное здание. Понимаю, что оно строилось для определенных мероприятий. Но как эффективно оно будет дальше использоваться в плане организации досуга, культурных, спортивных мероприятий? Никто об этом не думает, получается, хотелось построить и говорить – вот у нас есть! Вопрос содержания, использования, посещаемости, занятости – всего процента на два из ста используется. К примеру, из Мархи на перекладных час добираться до Триумфа, час позанимался и снова час возвращаешься. То есть надо затратить три часа, чтобы один час спортом позаниматься. А если точечно в каждом микрорайоне будет такая возможность, эффект будет намного больше.

С тем же пенсионным законом скандал вышел, наши депутаты одобрили его в той форме, в какой Правительство РФ предложило. Только попросили внести изменения по северным льготам. Но эти изменения в Москве вряд ли будут рассматривать…

— Проблема в том, что, получается, наши избранники не защищают наши права.

— В Сайсарах тоже живет немало тех, кто пока даже в «ус не дует», что им этот закон боком выйдет, когда за 60 лет будут выходить на пенсии.

—  Насколько я вижу ситуацию, правительство решило сэкономить на содержании людей, которые всю жизнь работали. Я изначально с системой формирования пенсионных накоплений несогласен: человек из своего кармана платит в Пенсионный фонд, чтобы получать пенсию из своих же денег. Мне сейчас 43 года, еще 20 лет я буду платить Пенсионному фонду, чтобы потом назначили мне пенсию на уровне выживания. Неужели я эти деньги не могу пустить в оборот, вложить их в дело? Кому-то выгодней вкладывать деньги в банк под проценты. Через 20 лет это будет сумма ощутимая: сегодня вложил рубль, через 20 лет будет три. А государство заставляет платить сейчас, а что будет через 20 лет, никто не знает… Поэтому необходимо дать выбор гражданину, вложиться в себя в виде счета в банке, оборотных средств, и знать, что в последующем гарантировано у него деньги будут либо пойти на поводу у системы, которая говорит: дай сегодня денег, они когда-нибудь к тебе вернутся. Пенсионный фонд одна из прокоммерческих организаций, которая использует эти деньги для получения прибыли. Есть такое выражение, Маргарет Тэтчер сказала: «Государственных денег нет, есть деньги налогоплательщиков». Отсюда проистекает, что любой гражданин имеет право, Конституцией, кстати, гарантированное, потребовать объяснений, куда эти деньги направлены, вплоть до управления этими деньгами. В нашем государстве этого не происходит. Я уже говорил об этом, но еще повторю: я против предложенной схемы увеличения пенсионного возраста и системы накопления пенсионных средств.

— Почему вы оказались в списке КПРФ?

— Мне оказалась близка Предвыборная программа Павла Грудинина, который выдвигался в Президенты России от коммунистов этой весной. Ну и вообще, я вырос в СССР. Во мне до сих пор свежи воспоминая детства. Очень жаль, что россияне в очередной раз сделали не тот выбор. Грудинин в своей программе предлагает сделать приоритетом благополучие широких народных масс, а не кучки олигархов, интересы простого человека, а не рвачество «жирных котов». Провести национализацию стратегически важных и системообразующих отраслей промышленности, электроэнергетики, железных дорог, систем связи, ведущих банков, что актуально для Якутии.

Конференция Якутского регионального отделения КПРФ

Конференция Якутского регионального отделения КПРФ

Кроме того, Грудинин предлагает ввести контроль над ценами на основные продукты и товары первой необходимости, на тарифы ЖКХ. Ограничить аппетиты естественных монополий, прекратить спекулятивный рост цен на жизненно необходимые товары и услуги. Снизить цены на лекарства и тарифы на все виды транспортных перевозок. Отменить поборы за капитальный ремонт.

Изменить налоговую систему в интересах справедливости и развития. Подоходный налог для богачей вырастет, а для малоимущих будет отменён. И многое другое. Разве плохо, когда государство думает и заботится о человеке и гражданине? Нет, и я считаю, что мы должны, как говорится, такую «сказку сделать былью»!

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

Читайте также
Следите за новостями