Главное

«Колмар» планирует предоставить работу 3 400 нерюнгринцам
Вести Якутии fiber_manual_record12 часов назад fiber_manual_recordremove_red_eye 149

Многие в Якутии ошибочно понимают, что инвестиции должны возвращаться моментально.

Но с инвестициями в производство ситуация кардинально другая. Существует такое определение, как «Период инвестирования (инвестиционный период)». Это тот срок, на который инвестор (а в нашем случае ПАО «РИК») планирует вложить свой капитал. В случае с ООО «ТБМ» период инвестирования был не полным, по словам экономистов, этот период может занимать от 5 до 10 лет. При этом, одним из обязательных условий является инвестирование в полном объеме.

В случае с ООО «ТБМ» было недоинвестировано в проект порядка 300 млн рублей.

Объясняя по простому, получается что завод был еще «недоношенным ребенком», которому требовалось дополнительное питание (инвестиции), чтобы дорасти до «доношенного состояния».

И тут становиться непонятным, почему «мамка» ПАО «РИК» решила «убить своего ребенка».

Что это, злой умысел или чье-то желание за недорого купить предприятие стоимость в 1,2 млрд рублей?

Смотрите в новой программе «Вестей Якутии» — «Кому за бесценок достанет инновационный завод»

0:05 — Здравствуйте. С вами «Вести Якутии» и я Виктория Габышева. У нас в гостях бизнесмен и политик, инициатор и руководитель завода базальтовых материалов Егор Жирков. Ныне предприятие «ТБМ» переживает процедуру банкротства. «РИК» [ПАО «Республиканская инвестиционная компания»] подал на вас иск, как на поручителя, много-многомиллионных сумм. Это дало основание некоторым СМИ напечатать сообщения о том, что вы погрязли в долгах и кредитах. Проясните, пожалуйста, ситуацию.

0:50 Егор Жирков: — Взыскания с меня, как с гражданина, как c физлица больших сумм задолженности: поясняю задолженности не личной, а предприятия ООО «ТБМ» — это долги по договорам поручительства.

На самом деле, я не имею никаких кредитных договоров лично, никогда в жизни, ни в одном банке не брал кредитов, ни у «РИК» или «РИК+» не брал займов. Абсолютно.

На самом деле идет досрочное взыскание с должника, который находится в процедуре банкротства — предприятия ООО «ТБМ». И, это на самом деле беспредел. Я считаю так, как человек, чьи материальные права и интересы, нарушаются этими взысканиями. Думаю, что суды высокой инстанции найдут справедливое и законное решение. Давайте сосредоточимся на вопросе процедуры банкротства.

2:24 Виктория Габышева: — Давайте же все-таки разберемся, кто же инициатор банкротства? Неужели АО «РИК», который является акционером?

2:39 Егор Жирков: — Именно АО «РИК». Он же является главным акционером, участником Общества с ограниченной ответственностью «ТБМ» на 74 процента.

 

Группа АО РИК является основным кредитором общей суммы задолженности ООО «ТБМ». Сумма более одного миллиарда рублей. 87 процентов из которых — займы группы РИК.

 

Напомню историю этого банкротства, как это происходило. После девальвации 2014 года, стало невозможным привлечение инвестиционных или кредитных средств для проектной компании ООО «ТБМ», у институтов развития республики при новой власти.

И у нового руководства «РИК» сложилось негативное отношение к проекту. В этих условиях была предпринята попытка дофинансировать, завершить и запустить проект.

Но в 20-х числах июня 2015 года появилось заявление о начале процедуры банкротства. Из-за долга в 7,5 миллионов рублей.

В конце августа правопреемником по этому долгу стал АО РИК. Хотя весь август в правительстве шли совещания под названием «как не допустить банкротства ООО «ТБМ».

И в сентябре АО «РИК» активно начала процедуру банкротства.

24 сентября состоялось заседание Арбитражного суда. На следующий день я обратился к руководству и главе республики о том, что если эта процедура начнется, то вложения республики в инвестиционный проект будут потеряны.

Чтобы не допустить процедуру банкротства в ноябре ООО «ТБМ» в счет погашения долга перечислило на счет АО РИК 3,3 миллиона рублей и еще 2 миллиона рублей на депозит арбитражного суда.

И попросил, остаток долга 2 миллиона триста с лишним тысяч рублей отсрочить. Но это предложение АО «РИК» отклонило.

Тогда, остаток долга я выдал, из своих личных денег, в виде займа ООО «ТБМ» и перечислил на расчетный счет АО «РИК».

В день заседания суда, 17 ноября, предъявил платежку. Таким образом, вся сумма долга была мобилизована. Но на заседании суда, представитель АО РИК заявил, что остаток долга 2,37 млн рублей на счет АО «РИК» не поступил. И суд принял решение о начале процедуры банкротства.

9:09 Виктория Габышева: Получается такой большой, серьезный проект, о котором докладывали Путину, не смог реализоваться из-за небольшого долга. Создается впечатление, что кому-то это непременно было необходимо… Что вы можете на это сказать?

9:43 Егор Жирков: — Прежде всего это банкротство, которого целенаправленно добивалась АО «РИК», необходима руководству «РИК».

Я так считаю. Потому что, ни министерствам, ни правительству это не на руку. А именно руководству «РИК», подчеркиваю. Они оказались здесь более властными, над другими…

11:10 Виктория Габышева: — Ну, где же, логика-то со стороны «РИК» являясь главным кредитором?

11:17 Егор Жирков: — На самом деле логики здесь нет. Я математик, и вам скажу, что логики здесь никакой нет. Алогизм.

Летом 2015 года председатель правительства сказала, что нельзя допускать конкурсного производства. Тем не менее, при такой позиции председателя правительства, позицию руководства РИК понять невозможно…

Сейчас конкурсное производство находится на завершающемся этапе, меня беспокоит то, что предприятие могут продать по бездарно заниженной цене.

Балансовая стоимость ООО «ТБМ» — 1 миллиард 200 миллионов рублей. Ни одного миллиона рублей, ни сотни тысяч или тысячи рублей из активов компании не выведено. Сложилась уникальная ситуация: обычно банкротят предприятия, у которых выведены существенные активы, а у нашего предприятия есть активы. Меня беспокоит то, что могут занизить стоимость предприятия и продать по заниженной оценке.

14:28 Виктория Габышева: — Получается, что арбитражный суд, который задействован в процедуре банкротства, идет на поводу у РИКа?

Конкурсный управляющий [Изабелла] Давыдова ООО «ТБМ», ее кабинет находится в здании АО «РИК». И возникают всякие мысли, это наводит на определенные мысли.

16:10 Егор Жирков: — Да, вы упомянули конкурсного управляющего, ситуация «схвачена». Потому что группа «РИК» прогосударственная компания. Есть ощущение, что суды идут на поводу руководства «РИК». Я подтверждаю. После встречи с конкурсной управляющей, у меня сложилось впечатление, что они хотят произвести минимальную оценку имущества предприятия.

18:44 Виктория Габышева: — К чему это может привести?

19:10 Егор Жирков: — Активы будут оценены гораздо ниже балансовой стоимости. Уценят не на 20-30 процентов, а на 10-12 раз меньше, чем реальная стоимость предприятия. В разы, то есть не 1 миллиард 200 миллионов рублей, а 120 миллионов рублей… Покупателей на такое специфическое, инновационное предприятие в республике нет, кроме федеральных структур…

22:35 Виктория Габышева: — Из вас хотят сделать “козла отпущения”?

22:36 Егор Жирков: — Да.

23:38 Виктория Габышева: — Это какой-то изощренный способ испортить вам жизнь?.. У меня такой вопрос, Егор Петрович, когда вы становились поручителем, рассматривалось ли ваше имущество, подкреплено ли ваше поручительство финансово-материально?

24:37 Егор Жирков: — То что вы задали вопрос — отдельный разговор… Это преследование физического лица…

24:55 Виктория Габышева: — Очень сложно представить… ваше поручительство по договорам не было подкреплено финансово… в залоге была только ваша репутация… Как мы помним, Егор Афанасьевич — Ил Дархан, оценил свою репутацию всего лишь в один рубль…

Сообщить новость
Подпишитесь на рассылку Свежие Вести Якутии
Следите за новостями