Главное

Арендаторы охотничьих угодий смогут на 49 лет перезаключить соглашение на участок без аукциона
Вести Якутии fiber_manual_record9 часов назад fiber_manual_recordremove_red_eye 29

С «дальневосточным гектаром» всё оказалось хуже, чем ожидалось

Вести Якутии fiber_manual_record27 июня 2017 fiber_manual_recordremove_red_eye 353
"Мы поверили обещаниям и взяли ДВ гектар, а теперь, оказывается, должны заплатить" – Ряполов

Ко всем проблемам с оформлением так называемых «дальневосточных гектаров» добавилась новая — нельзя вырубать лес на полученных участках. Вырубка грозит разорением не подозревающим подвоха новоявленным землевладельцам.

Крайне неприятные открытия сделали для себя обладатели «дальневосточных гектаров» в Хабаровском крае. «Получая два гектара земли под сельскохозяйственные нужды, мы не знали, что там березовая роща, а теперь мы должны выплатить в казну около 400 тысяч рублей за то, чтобы спилить деревья», сообщил ИА AmurMedia пенсионер Владимир Ряполов.

Уже восемь месяцев пенсионеры из села Тополево Владимир Ряполов и его жена Нина – счастливые обладатели двух дальневосточных гектаров под селом Краснознаменка Анастасьевского сельского поселения в Хабаровском районе.

Земельный участок супруги по договору получили в безвозмездное пользование в начале ноября 2016 года, мечтали заняться фермерским хозяйством: поставить дом, выращивать овощи, разводить кроликов и коз, чтобы поддержать хлипкую мясо-молочную производственную базу в крае. Но вопреки ожиданиям прошедшие восемь месяцев пенсионеры потратили не на воплощение в жизнь своих планов, а на бодрящее общение с чиновниками самого разного уровня.

Письма-вопросы, письма-ответы, письма – отписки, собранные Владимиром Ряполовым, грозят превратиться в электронное собрание сочинений. И все из-за особенностей его участка.

— Когда участок выбирали, мы не знали, какой он. В программе на карте никаких пометок не было, в кадастровой выписке о земельном участке категория участка указана как земля сельскохозяйственного назначения, в графе о наличии каких-то природных объектов на участке тоже ничего не указано, — утверждает несостоявшийся фермер. – Мы когда выбирали, главное, места искали неразобранные еще, потому что, где ни смотрели – везде уже все разобрали. Пахотную-то землю, конечно, никому не давали, но хотя бы свободную, а тут нам девушки подсказали, что в этом месте участки еще есть. Мы на радостях и взяли. А потом приехали посмотреть – а там, оказывается, настоящий лес, молодая березовая роща! Ну и ни дорог, ни коммуникаций, конечно! Ну что делать? Раз дают, думаем, значит, знают, что делают, понимают, что среди берез фермерского хозяйства не поставить. Я думал зимой начать разрабатывать участок: расчистить, подогнать бульдозер, но не вышло. Не пускают березы-то.

Человек хозяйственный и в делах житейских хорошо разбирающийся, все-таки столько лет проработал инженером лесного хозяйства, Владимир Ряполов для начала отправился в администрацию, чтобы узнать, что там с дорогой и как быть с насаждениями. Ну а вдруг льготы какие открылись? И тут его огорошили пренеприятным известием.

— Мне там и говорят, вы не имеете права ни одно деревце тронуть, иначе – штраф! Я не поверил – и началась моя переписка. В одну только администрацию Хабаровского района я пять писем написал, получал отписки и писал в Агентство по развитию человеческого капитала, в Минвостокразвития на Галушку, полпреду президента в ДФО Трутневу. Я все понять не мог, ну как можно лес фермерам в пользование давать, чтобы потом за срубленные деревья компенсацию требовать! Вот и федеральные законы на моей, казалось бы, стороне, а мне все чиновники хором говорят, что надо платить по таксе, а там цены такие, что никаких денег не хватит! – восклицает Владимир Ряполов.

Компенсация за срубленные деревья, предусмотренная постановлением администрации Хабаровского района «О сносе древесно-кустарниковой растительности» от 27 марта 2008 года, и вправду впечатляет. Так, самые дешевые породы деревьев, не имеющие особой практической ценности, высотой 1,3 м стоят от 420 рублей до 1752 рублей за деревце в зависимости от диаметра ствола. А самые ценные — от 620 до 2665 рублей.

— Меня вот спрашивают, а чего ты суету навел, спилил бы потихоньку, и вся недолга. Я отвечаю: тут знакомый один так и сделал, а приехали к нему экологи и такой штраф насчитали, что мало не покажется. Я так не хотел, сам добросовестно предоставил в администрацию ведомость, сколько по моим подсчетам на участке деревьев надо убрать. Мне по их расценкам посчитали и сказали, что набежало на 2,8 млн рублей компенсации! Потом, правда, на совещании в районной администрации в мае этого года замглавы района Яц сказал, что платить надо будет что-то около 400 тысяч рублей. Но разве это не деньги? Я вообще деньги готов вкладывать только в хозяйство – те же 400 тысяч рублей я планировал потратить на расчистку участка, на выкорчевку пней – а не на оплату того, что нас так долго уговаривали взять. Я лучше брошу этот участок вообще, чем столько за спиленные деревья буду платить! – возмущается пенсионер. — И я не один так думаю, нас, взявших гектар в этом месте, набралось 28 человек. Мы поначалу думали, что вместе-то легче будет насчет дороги к участкам договориться, ну и решения других общих проблем, а теперь какая уж тут дорога! Соседи мои так говорят, мол, мы, Васильич, посмотрим, как у тебя сложится, и если не получится, то и мы участки эти бросим! – решительно говорит Владимир Ряполов.

Стоит отметить, что в одном из последних писем Минвостокразвития разгневанному пенсионеру сообщают, что 11 мая 2017 в адрес высших органов государственной власти субъектов ДФО направлены были письма с рекомендацией провести анализ действующих ставок платы за единицу объема древесины и в максимально короткие сроки внести изменения с тем, чтобы уменьшить их для получателей «дальневосточного гектара».

Однако пенсионеру непонятно, как получилось, что до того момента, как он начал бить в колокола, задавая неудобные вопросы, ни в региональных, ни тем более в местных органах власти, щедро раздавая гектары, не подумали о том, во что выльется их освоение по существующим правовым нормам.

— Выходит, о нас, — говорит Владимир Ряполов, — никто и не подумал. Мы не просим, чтобы на нас деньги какие-то тратили, мы готовы сами обустройством заняться, только пусть нам не мешают, не требуют лишнего. Этот год по вине чиновников я потратил на выяснение административных вопросов, а не на свой участок, то есть год прошел впустую. А как сложится следующий? Может, полпред президента в ДФО Юрий Петрович Трутнев поможет получателям «дальневосточного гектара» решить проблемы? Очень бы хотелось с ним встретиться лично.

Редакция «Вести Якутии» обратилась в Департамент лесных отношений республики с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию в Якутии. Один из специалистов  ответил на наш вопросы: «Сплошная рубка леса запрещена. Разрешена только выборочная рубка под что-то, под дачный домик, теплицу». Таким образом и якутские владельцы «дальневосточных гектаров» поставлены перед дилеммой платить большие деньги за вырубленный лес или бросать эти участки на произвол судьбы.

Кроме того, теперь понятно, что закон о дальневосточном гектаре принимался необдуманно и в спешке. И это наводит на мысли, что делался он не для простых россиян, а для тех «кому закон не писан», кто в состоянии платить или игнорировать штрафы за сплошную рубку леса. Ну, а кто это, догадайтесь сами.

Сообщить новость
Подпишитесь на новостную рассылку
Читайте также
Следите за новостями