«Вести Якутии» после прошедшего 12 июня митинга против коррупции обратились за комментарием в Прокуратуру Якутии. В своём запросе мы попросили прокомментировать часть 1 Резолюции принятой на митинге:

1. Потребовать у Правительства Республики Саха (Якутия), у Прокуратуры Республики Саха (Якутия), у Следственного комитета по Республике Саха (Якутия) в срок до 1 сентября 2017 года дать публичные отчеты по таким резонансным делам как: дело о хищении бюджетных средств через фирму «Торглайн», преступное отчуждение акций ОАО «Якутгазпром» и ОАО «Якутцемент», незаконное изъятие средств населения через инвестиционную надбавку в цене на природный газ, незаконное привлечение денежных средств граждан при отчуждении жилья, построенного за счет государственных бюджетных средств, повлекшее задолженность населения республики по кредитам банка до 123 миллиардов рублей на 1.04.2017 года, хищение бюджетных средств через НВК «Саха».

И вот, что ответила Прокуратура республики:

По запросу комментария по ч. 1 Резолюции сообщаю, что в соответствии с ФЗ «О прокуратуре РФ» прокурор не обязан давать каких-либо объяснений по существу находящихся в его производстве дел и материалов.

Органы прокуратуры в соответствии с требованиями закона действуют гласно в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об охране прав и свобод граждан, а также законодательства Российской Федерации о государственной и иной специально охраняемой законом тайне. Доведение до широкого круга лиц информации о состоянии законности, результатах проверок с учетом требований закона, обеспечивается органами прокуратуры посредством взаимодействия со средствами массовой информации, а также через официальные интернет — представительства в сети  «Интернет».

Таким образом, сотрудники прокуратуры проигнорировали «ультиматум» митингующих о публичном отчете до 1 сентября по «громким» делам о коррупции.

Кроме того, комментируя интервью Эрнста Березкина «Вестям Якутии» в части публичных обращений в правоохранительные органы:

Эрнст Березкин: —  На самом деле, если заглянуть в законодательство  Российской Федерации, любое публичное обращение и упоминание каких-то фактов коррупции является официальным обращением. И правоохранительные органы обязаны реагировать. Вот пример, управление по профилактике и борьбе с коррупцией при главе Якутии собирало круглый стол. Пригласило и нас — членов общественной организации «Сомого Кyyс». Присутствовали мы втроем: Дмитрий Иванов, Николай Седалище и я.  И фактически мы выступили на этом мероприятии, где сидели представители прокуратуры, следственного комитета. В своём выступлении я сказал, что всё что мы там озвучили, фактически является официальным обращением к правоохранительным органам.  

Прокуратура Якутии развеяла его наивные заблуждения:

Информирую, что под официальным обращением в рамках действующего законодательства понимается обращение граждан — личное или коллективное, включая обращения объединений граждан, в том числе юридических лиц, направленное в соответствующий орган или должностному лицу.

При этом, в соответствии с Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан в РФ» к подаче обращений установлены определенные требования. В частности, обращения,  должны быть направлены заявителями в орган или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа. Законом также предусмотрена возможность подачи в ходе личного приема устного обращения.

Согласно требованиям Уголовно-процессуального кодекса РФ, заявление о преступлении может быть также сделано в устном или письменном виде.  Письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем. Устное заявление о преступлении заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление. Заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.

Таким образом, какие либо публичные выступления не являются официальными обращениями.

По вопросу о ненадлежащем рассмотрении ранее поступавших обращений, сообщаю, что заявители в случае несогласия с результатами рассмотрения их обращений вправе обжаловать их вышестоящему должностному лицу или в суд.

Таким образом, слова Эрнста Березкина сказанные на круглом столе посвященном борьбе с коррупцией нашли своё подтверждение:

«Правоохранительные органы без команды сверху не реагируют. Не реагируют даже на средства массовой информации.  Не реагируют на наши заявления. Предпочитают заниматься «украденной палкой колбасы».  Но при этом правоохранительные органы не осознают или не хотят осознавать, что тем самым они становятся тем звеном, которое придаёт коррупции в республике окончательный, системный характер».

Сообщить новость
Подпишитесь на новостную рассылку
Читайте также
Следите за новостями