TOP

Крепостное право в действии. Людей продали вместе с землей

Кто занимался оформлением земельного участка, знает, какой это дикий геморрой. В помощь Окружной администрации неведомо как появляющиеся красные линии, охранные зоны, зоны деловой постройки, сельхозугодья и прочее, и прочее. Словом, целый арсенал средств, чтобы вы ни в коем случае не

СМУ -23 «Нефтебазстрой» построило в 1982 году дом на восемь квартир на территории предприятия по адресу улица Дзержинского, дом №70 и заселило туда восемь семей из числа своих работников.

Для советского человека новоселье было одним из самых знаковых и счастливых событий, говорящих, в первую очередь о том, что он добился признания на работе. Качественный скачок в улучшении жизненных условий стимулировал на новые трудовые подвиги. Отгремели новоселья, потекли будни, постепенно складывающиеся в годы и десятилетия. Предприятие реорганизовалось, заимев приставку из трех букв: ОАО, произошла переадресация: дом на Дзержинского 70 превратился в Очиченко 6/1. В 1992 году мэрия Якутска закрепила за СМУ -23 «Якутнефтебазстрой» занимаемую территорию по улице Очиченко, согласно исполнительной съемки. …

Годы сказывались не только на людях, но и на доме, но жильцы любили свой дом, латали, поддерживали, содержали в чистоте, словом, жили.

Сухопутный «Летучий голландец» 

В 90-х, начале 2000-х некогда богатые предприятия, имевшие на собственном балансе имущество в виде детских садов, пионерских лагерей и других объектов соцкультбыта потихоньку отказывались от своего имущества; не минула эта чаша и СМУ-23, избавившееся от балласта, которое было уже не в состоянии содержать. Другие общаги, ранее принадлежащие различным ведомствам, активно передавались муниципалитету, этот же дом подзавис между небом и землей. Жильцы, вносившие деньги за коммунальные услуги непосредственно в бухгалтерию предприятия до 2002 года, оказались в тупиковой ситуации, пока не догадались оформить договоры на поставку услуг напрямую с производителем. У дома нет Управляющей компании, время от времени жильцы сами организовываются и вывозят накопившийся мусор и помои. Трубы отопления и водоснабжения — что решето, вечно перемерзает канализация. И это, стоит напомнить, практически в центре города! По факту дом есть, но его как бы нет. И не спешите обвинять жильцов, используя мудрую сентенцию о том, что под лежачий камень вода не течет. Жильцы исходили все инстанции города не по одному кругу, включая округ «Промышленный», на территории которого находится дом, без числа слали заявления, мол, «ничейные мы, примите меры!» Другие дома давно были признаны за муниципалитетом, этот же, хоть убейся, оставался ничейным. Странно, но технический паспорт на жилой дом, образца 1982 года в БТИ есть, но в регпалате он почему-то не значится. И неизвестно почему: по обыкновенной ли «расейской» безалаберности и халатности, либо все же по чьему-то недоброму умыслу? Кстати, подобный сухопутный «летучий голландец» в Якутске не единственный в своем роде.

Чем и кого «кормили», чтобы «вырос» участок?

Предприятие лежало на боку с начала 2000-х, а затем и вообще накрылось медным тазом, решением суда в 2011 году оно было признано банкротом, однако взять уже с него, очевидно, было нечего, поскольку все уже было растащено и кем-нибудь «прихватизировано». Как утверждают жильцы бесхозного дома, они частенько видели человека по фамилии Литвинов в компании с последним директором ОАО Брагиным. Очевидно, в память о дружбе, у него появилось несколько кусков арендованной земли на территории предприятия вместе со зданием конторы, гаражей, столярки и прочего. 

Заместитель мэра города Якутска Игорь Тресков и руководитель аппарата мэрии Евгений Федоров в июле 2005 года ничтоже сумняшеся подмахнули бумажку Андрею Литвинову о предоставлении аренды земельного участка общей площадью 12607 кв.м. по адресу Очиченко, 6 под производственную базу. Это не затрагивало интересы жителей общежития на улице Очиченко 6/1, пути Литвинова и жильцов до поры до времени, не пересекаясь, текли параллельно; жизнь в общежитии шла своим чередом, с извечным круговоротом жизненных вех, которые обычно знаменуются свадьбами, похоронами и рождением детей. Литвинов же не дремал, пожелав иметь землю в собственности, о чем и предоставил заявление в Окружную администрацию. Однако ему в этом было отказано. Ну, что за беда, ведь есть суд, где можно слегка подкорректировать чье-то «неправильное поведение» и заставить действовать так, как хочется! В заявлении истец пожаловался, что земельный участок, некогда переданный ему на праве аренды, отказывают переводить в собственность, тогда как там у него имеется зарегистрированный объект недвижимости.

В суде обе стороны проявили удивительное и редкое на судебных процессах единодушие. Представитель окружной Администрации Соколова с иском согласилась, мол, да, дали мы маху, оснований для отказа действительно нет. Соколова же и предоставила суду документы на спорный земельный участок, с тем же кадастровым номером, но почему-то совсем с другими параметрами. Земельный участок, согласно договору аренды составлял 12607 кв.м., в документах специалиста ОА он «вырос» больше чем вдвое, растянувшись подобно шагреневой коже на 25536 кв.м (если переводить на сотки, то, получается 250 с половиной соток!). «Наш самый гуманный в мире», в лице судьи Удаловой, полностью удовлетворил истца, и «…обязал Окружную администрацию города Якутска заключить с Литвиновым Андреем Викторовичем договор купли-продажи земельного участка расположенного по адресу город Якутск, улица Очиченко, дом 6, общей площадью 25536 кв.м…»

(Из определения Удаловой от 02 ноября 2010 года). 

В решении не отражено, какие по адресу Очиченко, 6 есть объекты, здания, сооружения, а запросить топосьемку, другие документы, очевидно, оказалось, не судьба. Ну, никому это было не интересно: ни специалисту Окружной администрации, ни судье, ни тем более Литвинову. Последнему, кстати, это было на руку. Следом вышло распоряжение первого заместителя главы администрации города, Игоря Никифорова: «заключить договор… обеспечить государственную регистрацию права…» Затем был составлен договор купли-продажи государственной собственности и участок отошел во владение Литвинова за смешную сумму в один миллион 103 тысячи рублей.

Рядовых обладателей несчастных 6-15 дачных соток душат красными линиями, охранными зонами и прочими прибамбасами, литвиновым же выдаются по несколько га за… Впрочем, за что – мы можем только предполагать, догадываясь, что отнюдь не за красивые глазки.

Но давайте разберемся, в обход каких законов Литвинову отломился столь лакомый кусок?

Так, в законе РС(Я) от 4 марта 2003 года 6-3 № 13III «О предельных размерах земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности», установлен предельный размер предоставления земельного участка в собственность от 100 до 1 000 кв. м. Предоставление участка сверх допустимой нормы, установленной настоящим законом, не допускается. Напомним, что Литвинову было предоставлено 25 536 кв. м. И сотрудник Окружной Администрации ничего против этого не имел.

Земельный участок предоставляется гражданам исключительно под дачное строительство, для садоводства-огородничества, для животноводства, ведения крестьянского хозяйства. Словом, в перечне нет ни слова о предоставлении участка для строительства производственной базы.

Действительно, в п. 15 ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации от 25.10.2001 №ФЗ-137» установлено, что до 30 декабря 2007 года государственный или муниципальный земельный участок можно предоставить человеку в аренду под жилищное строительство на основании заявления без проведения торгов, но! Во-первых, под жилищное строительство (ну, сложно считать жильем производственную базу!) Во-вторых, если соглашение было заключено до 30 декабря 2004 года. Подобного документа между Администрацией Якутска и Литвиновым до 30 декабря 2004 года не заключалось.

К тому же аренде земельного участка под жилищное строительство должно предшествовать решение о предварительном согласовании места размещения объекта, которое было принято до 1 октября 2005 года, но не позднее, чем за три года до предоставления земельного участка.

Так, договор аренды с Литвиновым заключен 5 июля 2005 года, соответственно, предварительное согласование о размещении будущего объекта должно быть получено не позднее 1 октября 2001 года. Никакого согласования не было и в помине, и, казалось бы, иди, дорогой, лесом, приобретай землю на общих основаниях, как все, на аукционах. Ан нет, Окружная Администрация «дама» у нас очень капризная, разборчивая, но порой уступчивая и, сдается, продажная. Иначе, чем можно объяснить лояльность и тотальные нарушения законодательства в угоду отдельного лица?

Ну, ладно, дали в аренду, якобы для жилищного строительства. Где разрешение на строительства объекта, которое должно быть получено в течение 6 месяцев с момента заключения аренды? Напомним, что время «х» для Литвинова закончилось 19 января 2006 года. На тему: что было нарушено, и какие законы технично обошли, можно было писать и дальше.

Так, в собственности у предпринимателя волшебным образом оказалась вся база бывшего СМУ-23. Словом, система разнообразила действующее законодательство, введя в него элементы крепостного права. История умалчивает, какими «борзыми щенками» расплачивался за провернутое дельце Литвинов, но участок был переведен в собственность без ограничений и обременений, без учета того, что в искусственно растянутую территорию вошли несколько объектов, включая старую гостиницу, гаражи и жилой дом, где с незапамятных времен живут живые люди.

Избавиться от «дров» и «шушеры»

Произведя в собственность земельный участок, Литвинов решил постепенно избавляться от «дров» — ненужных ему построек, и, первым делом, снес гостиницу, построив на ее месте автомобильно-заправочную станцию. Не сказать, что это обрадовало жильцов дома №6, но никто и не пикнул, поскольку гостиница была как бы «ничейная».

Затем предприниматель решил снести гаражи, но это оказалось не так просто, и Литвинов обратился в суд, пояснив, что ответчики незаконно занимают его имущество, самовольно построив гаражи на его земле. Мол, у него есть право собственности на данный участок, а у ответчиков каких-либо законных оснований для владения имуществом нет.

Судья Алексеева иск рассмотрела и вынесла определение о возврате, мол, не наше это дело, обращайтесь в Арбитражный суд. Литвинов подал апелляцию, и коллегия Верховного суда направила дело на рассмотрение к тому же судье. 

На заседании ответчики заявили отвод судье Алексеевой на том основании, что «29 февраля 2012 года на предварительном судебном заседании не велось протоколирование, копии заявления истца ответчикам не были предоставлены. Судья заявила, что по-новому ГПК, который действует с 1 января 2012 г., ее решение вступает в силу немедленно и что ответчики никогда и нигде не имеют права его обжаловать. Кроме этого судья Н.М.Алексеева и родной сын истца В.А.Литвинов работали вместе в Якутском городском суде…»

(Из заявления ответчиков об отводе судьи на основании пункта 3 статьи 16 ГПК РФ).

В общем, обстоятельства вызывали сомнение у ответчиков в беспристрастности и объективности судьи. Но Алексеева отвод не приняла, рассмотрев исковое заявление в пользу ответчиков.

Суд, в лице судьи Алексеевой установил, что в июне 1992 года на общем собрании пайщиков – работников данного предприятия был утвержден устав, из которого следует, что кооператив создан в целях строительства и эксплуатации гаражей на участке, принадлежащем СМУ-23 «Якутнефтебазстрой». Гаражи строились с ведома руководства предприятия, которое также входило в число пайщиков. Члены гаражного кооператива полностью внесли паевые взносы за гаражи и стали собственниками имущества, стало быть, гаражи отнюдь не были «самостроем». Литвинов пытался апеллировать тем, что при возведении гаражей у застройщиков не было разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию, но отсутствие разрешения отнюдь не могло свидетельствовать о самовольности постройки, поскольку в то время это не предусматривалось законом. К тому же законодательство Российской Федерации установило своего рода гарантии сохранения права собственности, возникшего в период СССР. В общем, в удовлетворении иска Литвинову было отказано.

Тем не менее, предприниматель, вопреки решению суда, гаражи все-таки снес, сунув законным владельцам от 50 до 200 тысяч рублей.

Снос гаражей был для Литвинова генеральной репетицией, очевидно так же не пыльно он собирался снести под сурдинку и дом. Но как из него выкурить «тараканов», чтобы не мешали масштабным планам?

Предприятие сворачивалось, будто спасаясь от пожара, бросив все, что было на его территории – памятником вопиющей бесхозяйственности стала трансформаторная подстанция, от которой был запитан дом на Очиченко 6/1. Уж, наверное, стоила она не два рубля, к тому же, очевидно, должна была считаться стратегически важным объектом, однако дела до нее не было никому. ОАО АК «Якутскэнерго» отписалось, что данный жилой дом запитан от ТП СМУ -23 «Нефтебазстрой», электроустановка на балансе и обслуживании у них не состоит, мол, обращайтесь к балансосодержателю или в Администрацию г. Якутска. Однако «балансосодержатель» к тому времени уже почил в бозе, а Округ «Промышленный», который, вроде бы должен быть озабочен тем, что опасный объект, через который проходит напряжение в несколько тысяч вольт, не имеет хозяина, открестился от ответственности, мол, дом и подстанция на балансе у города не стоят, ничего не знаем и знать не хотим. Ну, что тут можно сказать? Иной раз приходится сомневаться в том, что у нас вообще есть государство. 

Операция «выкуривания тараканов» началась с того, что Литвинов, назначив себя безраздельным хозяином всего, что имелось на его территории, снес будку, оставив людей без электроэнергии. Для жильцов дома начались в буквальном смысле черные дни и несколько мамочек дома побежали к Литвинову за разъяснениями. Барин с «крепостными» «чикаться» не стал, популярно объяснив, что они должны спешно убираться с насиженных мест, потому что он все равно будет сносить «эти дрова», чтобы строить на этом месте производственную базу.

— А как же мы? – удивились жильцы, не вписавшиеся в планы предпринимателя, — где нам-то жить? 

— А где хотите! – Был ответ, — меня это не касается! Давайте поторапливайтесь, у меня тут убытки из-за вас.

«Мы не рабы, рабы немы» — решили жильцы и подали исковые заявления в суд, заявив требования к Окружной Администрации г. Якутска об установлении факта владения недвижимым имуществом в течение срока приобретательной давности и признании права собственности на жилое помещение.

В 2012 году требования шести истцов, судьями Л.В. Удаловой, Л.А. Ефимовой, А.И.Ивановой, С.В. Бережновой были удовлетворены. Пять семей получили свидетельство о праве собственности, и их положение стало более устойчивым. Оставшиеся две квартиры оказались бесхозными. Жильцы давненько из них выехали, и Литвинов арендовал квартиры заезжим гостям из ближнего зарубежья. «Гости» под крылышком у хозяина чувствовали себя вольготно, отгородившись от всех бетонным заборчиком. И все бы ничего, но «гости», очевидно, имели нехорошую привычку не платить по счетам, по крайней мере, «Энергосбыт» частенько отключал дом от электроэнергии за неуплату, хотя остальные жильцы исправно вносили плату за коммунальные услуги.

Благодаря трехлетним усилиям жильцов и городской прокуратуры Окружная администрация признала две квартиры в доме бесхозными, передав их в Департамент жилищных отношений. Случилось это событие еще в конце прошлого года, но за бетонным заборчиком и по сей день живут «левые» люди, а со стороны ДЖО не наблюдается никаких попыток произвести помещения в собственность. Около трех сотен людей имеют на руках исполнительные листы, обязывающие Окружную Администрацию предоставить жилье. Многим погорельцам просто негде преклонить голову, ДЖО-же по-прежнему разводит руками, и не может ударить палец о палец, чтобы позаботиться о своем имуществе, тем самым облегчив участь хотя бы двум обездоленным семьям.

Хозяин — барин

Но вернемся к квартирам с законными собственниками. Очевидно, в отместку за «выход в суд» на двери каждой квартиры появились уведомления, подписанные хозяином-барином. Приводим его практически полностью, без купюр, позволив себе некоторые комментарии.

«Настоящим уведомляю, что помещение в котором Вы проживаете находится на принадлежащем мне земельном участке без законных на то оснований.

Данный земельный участок принадлежит мне на основании права собственности с 2004 года (Очевидно, господин Литвинов здесь «оговорился», поскольку с 2005 года участок находился у него на правах аренды, собственность была получена много позже. Авт.), что подтверждается свидетельством о праве собственности от 23 декабря 2010 года.

В связи с незаконным занятием Вами, принадлежащего мне земельного участка, на протяжении всего срока владения мной этим участком, мне причиняются убытки в виде упущенной выгоды, выражающейся в отсутствии возможности использовать земельный участок в соответствии с его назначением.

Площадь занимаемого Вами строения вместе с хозяйственными постройками, в пределах принадлежащего мне земельного участка до 5 сентября 2014 года составляла 721,88 кв. м., а после 5 сентября 2014 года – 428, 75 кв. м. (5 сентября 2004 года Литвинов продал часть земельного участка. Но сравните цифры в решении Удаловой с квадратными метрами в уведомлении, выросшими в геометрической прогрессии! Интересно, откуда господин Литвинов взял эти цифры? А, может, мы чего-то не знаем, и Окружная Администрация услужливо отвалила ему еще несколько гектаров?

Далее Литвинов пускается в математические расчеты, обосновывая «размер причиненных убытков», исходя из стоимости аренды одного квадратного метра, оценив его в 200 рублей. Авт.)

С учетом владения Вами одним из восьми помещений, Ваша задолженность составляет 1/8 от общей стоимости задолженности.

Предлагаю в пятнадцатидневный срок с момента получения настоящего уведомления освободить принадлежащий мне земельный участок в добровольном порядке и возместить причиненные мне убытки в размере 803 818 рублей 75 копеек».

Вот так, ни больше, ни меньше. По представлению барина, «холопы» обязаны за две недели снести свое единственное жилье за свой счет, заплатить «благодетелю» с каждой квартиры без малого миллион и, поблагодарив за то, что не отправил пороть на конюшню, потихоньку убраться восвояси.

Впритык к дому Литвинов затеял «стройку века». Начало грандиозного строительства – отсыпка под фундамент, ознаменовалась для жильцов тем, что дом, оказавшийся ниже по уровню, должен был потонуть в вешних и прочих водах.

В 2015 году жильцы дома подали исковое заявление в суд об устранении препятствий в праве пользования, владения земельным участком, на котором расположен многоквартирный жилой дом и установление границ земельного участка, поскольку имели на него исключительное право. Исходя из выписки, выданной Управлением госреестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, следует, что некий Рашид Абдул-Халимович Аушев, взяв ипотеку, купил себе кусочек счастья у Литвинова в виде земельного участка. Часть многострадального дома по Очиченко 6/1 оказалась аккурат на этом участке. Вид же разрешенного использования у Аушева значится как строительство здания многофункционального использования с квартирами на верхних этажах объектов делового, культурного, обслуживающего назначения, общей площадью 3 413 кв. м. Возможно, Литвинов снес гаражи, но «пощадил» дом, чтобы категория земли не менялась, и зона оставалась жилой?

Впрочем, слово самому Андрею Литвинову: 

— Квартиры никому не давались. Всякая шушера просто заняла помещения – знакомые им передали, по наследству, в общем, всяко-разно, и жили, ни за что оплачивая. Вы же не видели их документов! В конце концов, они незаконно оформили имущество в собственность, но я это сейчас обжалую.

— Я внимательно ознакомилась с документами, включая внушительную пачку квитанции платежей всех коммунальных услуг. Кроме того, люди установили давностное владение квартирами и свое право на оформление квартир в собственность в суде, где эти документы также прошли тщательное исследование. Жильцы не просто «заняли помещение», они заселились в квартиры по решению организации-застройщика в которой работали. 

— Вы же должны понимать, что коммунальные платежи это еще не все, они не оплачивали за аренду! Ну, вот, например, заселятся к вам в квартиру незнакомые люди, будут пользоваться ею, вы не сможете их ни выгнать, ни взять у них оплату за проживание. Это нормально?

— Считаю ваш пример неуместным, хотя бы потому, что люди проживали в доме гораздо раньше, чем там появились вы.

— Я там появился раньше! Они просто подделали все документы, там вообще дело темное… Это помещение никогда не было жилым, дом был выстроен для вахтовиков – временных рабочих, промышляющих вахтовым методом. Дом давно уже был аварийным, его передали мне в качестве строительного материала. И вообще это зона деловой застройки, там жилых домов не предусмотрено!

— Каким образом участок, бывший у вас в аренде, при переводе его в собственность вырос практически в два раза? Ведь арендованная вами территория не затрагивала дом, в котором живут люди?

— Это не имеет отношения к этому делу.

Литвинов действительно пытался оспорить судебные решения, благодаря которым люди приватизировали квартиры в собственность. Спустя три года он обратился в суд о восстановлении пропущенного срока и подачу апелляционной жалобы для признания права собственности жильцов незаконным.

Судья Ая Иванова два заявления отклонила без рассмотрения, частная жалоба Литвинова в Верховном суде была также оставлена без удовлетворения. А вот судьи Лукин и Алексеева заявления о восстановлении срока удовлетворили (а как же единая судебная практика? Прим. Авт.), дав предпринимателю зеленый свет на оспаривание права собственности на три квартиры. На каждое из решений Литвинов подавал апелляционную жалобу, но решения устоялись, вступили в законную силу.

Удивительно, но без тени сомнения отстаивая свою позицию, Андрей Владимирович, не видит за собой каких либо обязанностей. У него есть только права, обязанности – это у них, «тех, кто незаконно заселился», «незаконно оформил», «кто мешает деятельности»… Он и людьми-то вряд ли их воспринимает. Так, «всякая шушера». Одним словом – барин, которому все чем-то обязаны.

Его позиция понятна. Непонятна позиция правоохранительных органов, отказавших в уголовном деле. Не увидели они в действиях Литвинова состава преступления. А ведь здесь имел место подлог… Впрочем, не столько с его стороны, сколько со стороны сотрудников Окружной Администрации, наплодившей подобных «хозяев жизни».

P.S. Дело находится на контроле комитета противодействия коррупции в РС(Я) «Батас».

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
avatar