Главное

Аэропорт «Якутск» признал «Аврору» лучшей авиакомпанией
Вести Якутии fiber_manual_record5 часов назад fiber_manual_recordremove_red_eye 31

Выборы Егора Борисова финансировали иностранцы и госкомпания

Вести Якутии fiber_manual_record20 мая 2015 fiber_manual_recordremove_red_eye 629
Жители Якутии уже подзабыли прошлогодние выборные баталии. Но между тем в судах этим битвам нет конца.

Известный общественник, заместитель председателя Совета миуниципальных образований Якутии Дмитрий Иванов обратился в  Якутское региональное отделение Общероссийского народного фронта и Общественную палату Республики Саха (Якутия) с заявлением о политической коррупции1 должностного лица.

В своем заявлении общественник ссылается на судебное разбирательство о нарушениях выборного законодательства России кандидатом на должность Главы Якутии Егором Борисовым.

Верховный суд Якутии, 14 января с.г.,  обратился с запросом о финансировании избирательной кампании кандидата Егора Борисова в Центральную избирательную комиссию (ЦИК) республики. ЦИКом, 22 января, суду был предоставлен перечень предприятий перечисливших средства в избирательный фонд Егора Афанасьевича.

Так, по представленной информации ООО «Геопромайнинг Верхне Менкече» перечислил 6 августа 2014 г. в избирательный фонд кандидата 4 млн рублей. Между тем, учредителем компании является ООО «Геопромайнинг холдинг», который на 100% принадлежит фирме зарегистрированной в Нидерландах.

Далее, Дмитрий Иванов ссылается на статью 58 Закона Российской Федерации № 67-ФЗ о выборах, где утверждается, что получение средств на выборные кампании руководителей субъектов РФ от иностранных резидентов недопустимо. Кстати, пункт 5 статьи 49 Закона Якутии «О выборах главы Республики Саха (Якутия)» также запрещает финансирование избирательного фонда кандидата «российским юридическим лицам с иностранным участием, если доля (вклад) иностранного участия в их уставном (складочном) капитале превышает 30 процентов».

Кроме того, в заявлении общественник указывает, что по итогам 2013 г. ООО «Геопромайнинг Верхне Менкече» имело чистый убыток в 49 млн рублей, т.е. не имело собственных средств, чтобы оказывать спонсорскую помощь выборной кампании Егора Борисова.

В заявлении Дмитрий Иванов также ссылается на еще одно предприятие, которому по закону запрещено финансировать выборные кампании – ОАО НК «Туймада-нефть». Акционерное общество перечислило в избирательный фонд Егора Борисова 4 млн рублей. Между тем, 44% акций компании принадлежит Министерству имущественных отношений Якутии, что автоматически относит ее к предприятиям, имеющим долю государства. По статье 58 Закона Российской Федерации № 67-ФЗ о выборах, «предприятия, имеющие в уставном капитале долю государства более 30%, не имеют право финансировать избирательные кампании».

Более того, ОАО НК «Туймада-нефть» с момента создания является постоянным получателем субсидий из бюджета Якутии и государственных гарантий, утверждает общественник.

В заявлении Дмитрий Иванов, указывает, что расходы из избирательного фонда Егора Борисова, который составил более  39 млн рублей, в суде нашла подтверждение платежными поручениями только сумма в 6,6 млн рублей. «В результате непредставления документов в полном объеме, даже по запросу суда, не удается установить истину – законность расходных операций избирательной кампании» – пишет общественник.

По словам  Иванова, можно сделать вывод, что избирательная кампания Егора Борисова была проведена с самыми серьезными нарушениями избирательного законодательства РФ и Якутии.   

Далее, Дмитрий Иванов обращается к руководителям  ЯРО “Общероссийский народного фронта” Валерию Лютому и Общественной палаты Республики Саха (Якутия) Вячеславу Алексееву с просьбой принять в работу это заявление и дать официальный ответ по итогам расследования указанных нарушений законодательства РФ и Якутии, посягающих на избирательные права граждан.        

Судя по всему якутян ожидает политическая интрига, что будет дальше, полномасштабное  расследование или долгая волокита, которая покажет силу или несостоятельность этих «общественных» органов.

 

Наша справка:

Политическая коррупция1

 Коррупция в России достигла немыслимых размеров. Вместе тем, несмотря на масштабы коррупции и темпы деформации политических и социальных институтов, причины возникновения и природа столь беспредельной коррупции в России остаются не до конца выясненными. При этом практически не рассматриваются вопросы, связанные с появлением и развитием в России особого и самого опасного вида коррупции — политической  коррупции.

Политика, как практика управления государством, и коррупция всегда тесно связаны. В отечественной науке изучению политического аспекта коррупции уделяется серьезное внимание. При этом политическую коррупцию следует отличать от бюрократической коррупции, характеризующейся отсутствием политических мотивов коррупционных действий. Она адресована бюрократии — управленческой группе, не имеющей возможности принимать самостоятельные (без участия представителей элиты) политические решения.

В широком смысле, под политической коррупцией принято понимать подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, а также общественных и политических деятелей вообще, либо преступную деятельность, заключающуюся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения.

По мнению некоторых ученых, под политической коррупцией следует понимать коррупционные (или связанные с коррупцией) формы политической борьбы правящих или оппозиционных элит, партий, групп и отдельных лиц за власть, т. е. с целью ее захвата или удержания, а также против политических конкурентов. Некоторым ее видам присущи коррупционные деяния против конституционных прав и свобод человека и гражданина, против основ государственного строя и государственной власти.

Политическая коррупция чрезвычайно развита в силу того, что она охватывает все органы государственной власти (исполнительной, представительной и судебной). В ее основе лежит неправомерное и корыстное использование ресурсов власти, в том числе, в негосударственном секторе на уровне местного самоуправления.

Для политической коррупции характерно стремление ее субъектов к приращению своего властного потенциала без явной, на первый взгляд, материальной выгоды. Дело в том, что корыстные мотивы на нижестоящих уровнях социальной организации (ГИБДД, чиновники низших рангов, преподаватели, врачи и т.д.) имеют, как правило, конкретное материальное воплощение: четко оговоренные суммы денег или объемы запрашиваемых услуг. В ситуации с коррупцией политической и размер вознаграждения, и сам факт этого вознаграждения зачастую скрыты от глаз общественности и правоохранительных структур. То есть вредоносность такого явления очевидной для рядового человека представляется не всегда. Именно эта черта способствовала размежеванию точек зрения исследователей политической коррупции. Парадокс заключается в том, что абсолютно деструктивный, с точки зрения закона, феномен в глазах теоретиков политического менеджмента превращается в оригинальную деталь управленческого инструментария, коррозийный характер которого порой подвергается сомнению.

Таким образом, в отечественной науке, так же как и в зарубежной, выделяются следующие признаки политической коррупции:

а) отсутствие явной противоправности;

б) нацеленность на захват, сохранение, укрепление и распределение власти, как отдельными лицами, так и их группами (партиями, иными устойчивыми сообществами);

в) использование для достижения указанных целей как государственных, так и общественных ресурсов.

Большинство специалистов, изучающих политическую коррупцию, рассматривают ее как особый вид коррупции, возникающий в политической системе общества в результате нарушения избирательного процесса, покупки голосов избирателей во время выборов. Коррупция здесь выражается в незаконном финансировании избирательных кампаний, информационном обеспечении выборов организациями и СМИ из корыстной или иной заинтересованности, подкупе лиц, призванных обеспечивать открытость и гласность избирательного процесса (наблюдатели, члены избирательных комиссий с правом совещательного голоса). Такая коррупция поражает и деформирует все ветви власти и все сферы государства, принципиально меняя смысл и характер деятельности государственных органов власти. Здесь действительно есть все характерные признаки коррупции, за исключением наличия должностного лица.

Как известно, выборы обеспечивают коррекцию социально-политического курса и экономический прогресс цивилизованного государства. В то же время, нарушение механизма выбора власти приводит к непоправимым, с точки зрения формирования и развития политической системы государства, его экономики и социальной сферы, последствиям, поскольку порождает такое смертельно опасное для общества и государства явление, как политическая коррупция. В этой связи некоторые авторы определяют политическую коррупцию, как деяния политиков, претендентов или лиц, связанных с ними, во время подготовки и проведения выборов, назначение или утверждение на определенной государственной должности, а также проведение иных политических мероприятий, направленных на получение или сохранение определенной должности или статуса, как для себя, так и для других лиц, совершенных путем использования должностных полномочий — как своих, так и иных лиц, использования своих и чужих материальных ресурсов вопреки интересам государства, общества и других лиц в целях получения политической выгоды, личного обогащения, а также в пользу узкогрупповых интересов и политических партий.

Таким образом, основными сферами политической коррупции являются выборы в законодательные и представительные органы власти всех уровней, деятельность политических партий, а также политический лоббизм, навязывающий органам государственной власти и местного самоуправления те или иные решения, или внедряющий в их руководящие органы представителей определенных групп влияния.

В силу того, что подобная деятельность ведет к формированию властных структур, под управлением которых оказывается значительная часть российского общества и целые российские регионы, коррупция здесь наиболее опасна, ибо ее последствия весьма труднопреодолимы, и, более того, способствуют развитию не только политической, но и многих других форм коррупции. Коррупционеры, захватившие подобным путем власть в тех или иных государственных структурах или в отдельных субъектах Российской Федерации, могут затем годами сохранять и приумножать свою власть с использованием коррупционных механизмов различного вида и оказавшегося в их руках административного ресурса, в том числе, и при проведении очередных выборов.

Так, в докладе Общественной палаты по коррупции отмечалось, что в последние годы несовершенство партийно-политической системы в России, отсутствие полноценных политических партий, реально выражающих интересы конкретных социальных групп, привели к тому, что партии стали развиваться по двум направлениям: либо представлять интересы исполнительной вертикали, либо превращаться в своего рода бизнес-проекты по привлечению финансовых средств путем получения поддержки от власти в обмен за голоса при рассмотрении того или иного вопроса в законодательном органе.

Ввиду указанных обстоятельств, коррупционная составляющая политического процесса стала выражаться в лоббировании одних законопроектов и торможении других в интересах конкретных финансово-промышленных групп, которые финансируют партии и экономически стимулируют деятельность депутатов, способных оказать влияние на решения законодательных органов. А поскольку криминальные сообщества обладают немалым ресурсом влияния в сфере экономики, отдельные политики и партийные функционеры, по существу, начинают выражать не только экономические, но и криминальные групповые интересы.

Следует подчеркнуть, что политическая коррупция в современной России обладает всеми существенными признаками этого политического феномена, в числе которых необходимо отметить следующие:

  1. фактическое искажение механизма выборного процесса путём фальсификации результатов выборов, ставящее целью удержание (узурпацию) власти и неизменность существующей политической системы государства;
  2. образование и развитие особых финансово-политических групп, в руках которых сосредоточены огромные ресурсы и внутри которых в узком кругу    принимаются    стратегические    государственные    решения без их предварительного обсуждения в парламенте;
  3. отсутствие   реальной   политической   конкуренции   и   отсутствие реальных политических партий, ставящих своей целью приход к управлению государством путём политической борьбы;
  4. формирование органов исполнительной власти (правительства, администрации) не по профессиональному признаку, а признаку личной преданности вождю и круговой поруки.
  5. государственная (административная, финансовая, экономическая, информационная и пр.) поддержка действий одной политической группы в ущерб поддержке действий других политических и социальных групп.

Таким образом, политическая коррупция представляет собой процесс насильственного и нелегитимного удержания (узурпации) высшей государственной власти одной из политических групп (кланов) в целях неограниченного и неконтролируемого доступа к административным, природным, производственным, финансово-экономическим, информационным, избирательным и другим ресурсам государства с одновременным лишением прав доступа к этим ресурсам иных политических и социальных групп путём фальсификации результатов выборов или отмены (частичной или полной) выборов этой власти.

Какие же основные, базовые причины политической коррупции? Это, прежде всего, несовершенство политических институтов и всего механизма государственного управления. Понятно, что совершенных социально-политических систем не существует. Но понятно и то, что в демократических странах, где десятилетиями отрабатывалась система государственного управления, обеспеченная эффективным законодательством, сложившимся кодексом высоких стандартов политической этики элиты, политическая коррупция находится под действенным контролем и государства, и общества. Поэтому в таких странах (к примеру, скандинавские страны, Канада, Нидерланды, Сингапур и многие другие) мы наблюдаем традиционно низкий уровень политической коррупции. Там же, где возникают новые социально-политические системы, как, например, в России, либо складываются условия для развития отношений коррупции, (к примеру, в свое время в Италии), как правило, по разным причинам, происходит бурный всплеск политической коррупции.

Самым опасным в российской политической коррупции является то, что она поразила судебную и правоохранительную сферы. Мздоимство в судах стало одним из самых мощных рынков коррупции в России. «Судебная коррупция, — по словам Председателя Конституционного суда РФ В.Д. Зорькина, — встроена в различные коррупционные сети, действующие на разных уровнях власти: например, в сети по развалу уголовных дел и по перехвату чужого бизнеса». Следует ли говорить о том, какую огромную разрушительную силу для государства имеет коррупция в системе высших эшелонов власти и, особенно, в системе правоохранительных органов и судебной сфере? Язва коррупции не только разлагает механизм государственного управления страны, разрушает имидж власти внутри страны, подрывает доверие народа к институтам политической системы, но и не в лучшем виде формирует образ страны в международных отношениях.

Другой важнейшей причиной политической коррупции в стране является низкий уровень участия граждан страны в контроле над государством. Мера этого контроля настолько низка и реальные возможности граждан оказывать влияние через слабые пока институты представительства (политические партии, группы интересов, группы давления), иные формы участия на принятие тех или иных решений настолько ничтожны в российской политической системе, что мы вполне можем говорить лишь о складывающихся в Российской Федерации механизмах влияния гражданского общества на государство.

Важнейшей причиной, и, одновременно, следствием двух предшествующих причин политической коррупции в стране, является то, что называют состоянием «честности власти», стандартами политической этики бюрократии, которые находятся в прямой зависимости от политической воли, ценностей и стандартов политической этики властвующей политической элиты страны. Очевидно, что мера коррупции чиновничества, как орудия власти политической элиты, зависит от контроля за ее деятельностью со стороны властвующей политической элиты, от внутреннего контроля самой бюрократии (действующие профессиональные и этические стандарты корпорации), и от контроля (давления) со стороны общественности. Поскольку роль общественности в процессах принятия и контроля за выполнением политических решений в стране ничтожна, постольку правящая политическая элита и бюрократия становятся главными субъектами «правил политической игры» и политического режима в стране. Они определяют его основные характеристики, «меры» борьбы против коррупции, «дозируют» условия по формированию в стране гражданского общества и активистского типа политической культуры российских граждан.

Общеизвестно, что коррупция, как и мафия, бессмертна. Коррупционные отношения в современном российском обществе за последние годы не только не сократились, а напротив, расширились, усложнились и превратились в фактор, который сдерживает позитивное социально-экономическое развитие страны и угрожает национальной безопасности. Между тем, существует едва ли не единственный способ, позволяющий если не искоренить, то хотя бы поддерживать уровень политической коррупции на приемлемом для общества уровне. Этот способ давно известен и широко применяется в цивилизованных странах (разумеется, в каждой — со своей спецификой). Он заключается в создании эффективной политической системы, которая в наибольшей степени генерирует политическую конкуренцию, в свою очередь, обеспечивающую в сочетании со свободными выборами формирование дееспособных партий, партийных коалиций, парламента, правительства, состоящего из профессионалов, независимых профсоюзов, СМИ, судов, прокуратуры.

Одной из важнейших задач в борьбе с коррупцией в системе государственной службы является формирование государственной стратегии, предусматривающей следующие антикоррупционные механизмы:

  • политический механизм (политическая воля руководства страны, привлечение институтов гражданского общества и т.д.);
  • законодательный механизм (совершенствование антикоррупционного законодательства, устранение недостатков действующего механизма правового регулирования государственной службы и т.д.);
  • институциональный механизм (усиление «прозрачности» управления, проведение открытой информационной политики; создание государственно-общественных структур контроля за деятельностью госслужбы, обеспечение независимости и эффективности судебной системы, органов прокуратуры и правоохранительных органов и т.д.);
  • международный механизм (подписание и ратификация международных протоколов и законов; привлечение к законодательной работе международных экспертов по борьбе с коррупцией и т.д.);
  • воспитательно-образовательный механизм (возрождение такого понятия, как этика государственного служащего; повышение юридической грамотности широких слоев населения; воспитание нового поколения государственных служащих).

Источник 

Сообщить новость
Подпишитесь на новостную рассылку
Читайте также
Следите за новостями