TOP

Кто ответит за смерть подростка?

«Спустя несколько месяцев мы каждый день проживаем и переживаем тот день, когда мы потеряли нашего мальчика. Эта рана никогда не затянется, будет кровоточить. Он был таким доброжелательным, внимательным к родным, трудолюбивым, любил охоту и рыбалку. Такие надежды на него возлагали.

Думали, что на старости лет окажемся в надежных и заботливых руках, будет кому прокормить. И тут как гром среди ясного неба – наш мальчик, не выдержав ежедневных поборов, унижений, решил уйти из жизни. Нашу утрату не вернуть, до конца жизни будем его оплакивать, но ведь кто-то же должен понести ответственность! Не знаем, где искать защиту и управу на виновных», — едва сдерживая слезы, говорит Лена Карловна, тетя погибшего школьника.

Печальный, но уже признанный факт – Якутия заняла позорное место в России по количеству детских суицидов. Эта информация прозвучала в прошлом году из уст уполномоченного при президенте Российской Федерации по правам ребенка Павла Астахова на съезде детских правозащитников в Уфе. Именно к нему за помощью разобраться, провести объективное расследование трагедии обратились родные погибшего в октябре прошлого года школьника из с. Эльгяй Сунтарского района.

«Наши дети продолжают гибнуть, но судя по тому, как ведется следствие правоохранительными органами и невниманию чиновников от образования к трагедии, выводы так и не сделали. «Такое отношение просто возмутительно, будто речь идет о рядовом преступлении! Родители потеряли ребенка, оборвалась детская жизнь. И до сих пор не приняты административные меры в отношении педагогов эльгяйской школы.

У меня сложилось устойчивое убеждение, что в небольшом селе идет укрывательство преступления несовершеннолетних подонков, чьи действия привели к суициду, халатности учителей и руководства школы. Один из участников группы вымогателей является сыном местного участкового в звании подполковника. Может это и есть реальная причина творящегося беззакония в Эльгяе?», — возмущается бездействием властей адвокат Инга Рейтебах.

16-летний Сергей был средним ребенком в многодетной дружной семье. В характеристике данной  социальными педагогами, семья отмечается как скромная, трудолюбивая, без вредных привычек, позитивно-ориентированная на воспитание детей. За этими сухими строками не прочтешь, сколько сил было потрачено, чтобы мама – техработник, папа – кочегар приложили для того, чтобы их дети не были ничем обделены по сравнению со своими сверстниками из более материально обеспеченных семей.

«Зарекомендовал себя как старательный, дисциплинированный, трудолюбивый ученик. На уроках всегда внимательный и активный. Добросовестно относится к учебным занятиям, не пропускает уроков, старается самостоятельно организовать свой труд» — после смерти Сергея педагог написал такое характеризующее заключение. И ни слова о том, о чем все знали – в школе на протяжении четырех лет группа подростков вымогала деньги и не только у погибшего школьника, доведенного до отчаяния.

«У его старшего брата также вымогали раньше деньги, периодически избивали эти же самые подонки. Он сообщил об этом своим родителям. Серьезный разговор с классным руководителем у них не получился. Та посоветовала самим переговорить с родителями подростков, получается, что расписалась в собственном бессилии. Так и поступили. На какое-то время, казалось, ежедневное вымогательство кока-колы и сигарет прекратилось. О том, что третируют Сергея, никто из родных даже не догадывался. А может, он знал, что жалобы ни к чему не приведут, судя по реакции учителей?» — рассказывает Лена Карловна.

Старшеклассник пропал 2 октября прошлого года, обнаружили его спустя неделю повешенным на чердаке гаража. Когда следствие и адвокат восстанавливали картину, выяснились обстоятельства доведения его до самоубийства. Согласно показаниям учащихся в тот день Сергей был неоднократно избит подростками-вымогателями. Требовали кроме денег и сигарет принести сотовый телефон со всей документацией. Оказалось, что список жертв малолетней банды очень длинный, хоть раз едва ли не каждый школьник носил дань убежденным в своей абсолютной безнаказанности подросткам.

В ходе пятимесячного расследования уголовного дела местным отделом Следственного Комитета были неправильно установлены события избиения жертвы сыном участкового. Не было принято решение при наличии явных признаков и доказательств по вопросу о совершении преступления организованной группой лиц. Не были приняты соответствующие меры по факту истязания другого ученика, получившего в результате кроме побоев сотрясение мозга. Хотя родители потерпевшего обратились с заявлением на тех же подростков в прокуратуру.

В отношении педагогов эльгяйской школы, допустивших преступную халатность, повлекшую по неосторожности смерть человека, также не было принято никаких мер.

Все эти факты изложены в обращении к уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову. Редакция две недели не может получить ответ от якутского детского омбудсмена Анны Соловьевой, находящейся то на совещаниях, то в командировках. Неужели только вмешательство федералов поможет потерявшим сына родителям восстановить справедливость и наказать виновных? Редакция «Вестей Якутии» будет следить за развитием ситуации.

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

Комментарии

avatar