TOP

Кого защищает полиция?

После пыток в полиции человек стал инвалидом

 Имидж полицейского в России после реформы 2011 года улучшился, — в конце прошлого года бодро вещала телевизионная программа «Вместе», — более половины россиян доверяет полицейским. Однако люди по-прежнему считают, что ведомство не приносит особой пользы. 

Далее в программе приводятся данные социологического опроса, из которого следует, что: 

  • 19 % респондентов считают: полиция защищает интересы всех граждан;
  • 16 % — что полиция защищает интересы исключительно представителей власти;
  • 20 % опрошенных считает, что полиция блюдет свои собственные интересы.

Давайте попробуем вслед за почтенной программой выяснить, чьи же все-таки интересы блюдет полиция. 
  
15 октября 2012 года в Ленске бригада строителей отмечала день рождения Кароматулло Каримова, собственно, и сколотившего интернациональную бригаду, состоящую из представителей бывших братских республик. За праздничным столом сидел и Хусайни – любимый сын именинника. Спиртного было немного, отметили душевно и тепло, свернулись быстро – завтра надо было вставать спозаранку. 

Для Каримова светлый день его рождения обернулся черной ночью – страшным сообщением, что сына у него больше нет. Его убили. 
  
Среди работников образ убийцы сформировался довольно быстро. В гостях оказался молодой человек, который в бригаде не работал, его пригласил один из работников по принципу землячества. Конфликт между ним и Хусейни, по свидетельству очевидцев, произошел из-за девушки. Поговаривали о том, что кто-то видел — руки и одежда у того были в крови, позже в его комнате так и не удалось обнаружить один из трех имеющихся у него ножей. 

«Работа наша такая, работа наша простая…»

Безутешный отец повез тело сына на родину, в Таджикистан. Вернулся в Ленск через месяц после похорон. Утром 16 ноября 2012 года в 10 утра ему позвонил некто, представившись сотрудником полиции, и пригласив в отдел. В отделе полиции у входа встретил мужчина в гражданской одежде и, не представившись, приказал следовать за ним. В кабинете уже сидел один мужчина. Оба сообщили, что они из Якутска и попросили подробно рассказать о событиях 15 декабря. Когда Каримов подробно попытался воспроизвести в памяти трагические для него события, сотрудники из Якутска слушали его вполуха, демонстрируя явное пренебрежение словам отца. 

«Не верим» — прозвучало почти по-станиславскому. Один, что был спортивнее и худощавее неожиданно ударил Каримова в челюсть. Обескураженный, подавленный человек долго не мог понять, чего хотят от него, пока его не осенило, что они добиваются от него признания в том, что это он убил своего сына. Это было дико, жутко, больно. И мужчина закричал, пытаясь убедить, достучаться до мучителей, что он любил сына, что их домыслы ошибочны, что такого не могло быть никогда, но, похоже, это их еще больше злило. Второй, что поплотнее, ударил кулаком по селезенке. Немолодой человек согнулся, пытаясь защититься от града ударов. Было больно, очень больно, но больнее была мысль, что сына больше нет. А обвиняют в этом его. 
  
Наконец, сотрудники Управления уголовного розыска (УУР) утомились и прервались для того, чтобы поесть. Принесли обед, стали есть. Отец обреченно дожидался окончания трапезы. После обеда истязатели приступили к «допросу» с удвоенной силой. Били по голове. Затем посадили на стул, рядом подставили другой, закинув на него ноги своей жертвы. Руки связали ремешком за спиной. Плотный сел верхом на ноги, а худощавый надел на голову Каримова черный пакет. Обыкновенный такой, черный, с которым ходят за продуктами. Сложно представить, что испытывал человек, вокруг шеи которого затянули пакет. Время от времени ему давали подышать. В конце концов, у Каримова все слилось в нечто нереальное, ночной кошмар, который он переживал наяву: дикие выкрики «Признавайся!» Красные круги перед глазами… Он потерял сознание. 

Это немного отрезвило отморозков. Больше пакет они не одевали, но били, угрожали вывезти и раздеть на морозе, угрожали другими, на удивление изощренными пытками, до которых не додумалось даже фашистское гестапо времен третьего рейха. 

Ударные методы «расследования»

Так и не добившись желаемого, отморозки отпустили Каримова в 18 часов (пунктуальные сотрудники полиции отработали восьмичасовой рабочий день), приказав прийти завтра, в 10. И он, скорее всего, пришел бы, зная, что его снова будут бить, и был готов к тому, что убьют, потому что ни под какими пытками не признался бы в том, чего не было и не могло быть. Из законопослушания ли, или уж такова природа этого человека. Но на следующий день прийти он не смог: в полночь его увезли на «Скорой» в больницу, где зафиксировали сотрясение головного мозга, закрытую черепно-мозговую травму, множественные ушибы. 

Каримов был не единственным, в отношении кого проводились столь специфические методы «расследования». В «разработку» попали многие. Баира Цыденова – строителя из бригады Каримова, который об убийстве ничего не знал (ушел рано и лег спать в 21 час, чему были свидетели), неожиданно забрали прямо с центрального рынка. 

Отморозки добивались того, чтобы Баир либо признался в убийстве, либо оговорил отца Хусайни, подписавшись под тем, что якобы между отцом и сыном были неприязненные отношения, и что убил сына отец. Цыденова избивали трое суток, но так и не добились ложных показаний. Поняв, что имеют дело с крепким орешком, его отпустили домой. 

19 ноября 2012 года, в больнице Каримов продиктовал и подписал заявление об избиении в прокуратуру Ленского района. Узнав об этом, сотрудники полиции из Якутска пришли к Андрею Щербакову, в то время начальнику Ленского районного отдела судебных приставов, очевидно потому, что узнали: именно он помог написать Каримову заявление в прокуратуру. 

«19.11.2012 в Ленский отдел судебных приставов подошли двое граждан в гражданской одежде, представившиеся следователями МВД РС(Я), однако удостоверений не предъявили. Один из них потребовал, чтобы я вышел из отдела «поговорить» Я отказался. Мужчины стали настаивать, употребляя нецензурную брань. Они стали угрожать, что выведут меня силой и поговорят со мной по-другому. Я спросил: «Что, бить будете?» Они оба заявили: «Конечно!» (Из заявления А. Щербакова). 

Бить человека в форменной одежде в государственном учреждении «доблестные» полицейские не посмели. Но знаковый разговор, где слова «правоохренителей» были просто связкой для мата, состоялся при множестве свидетелей – подчиненных Щербакова, подтвердивших событие. 

В тот же день сотрудники из Якутска снялись с якоря и сбежали, по словам Каримова «под крышу своего министерства». 

Для восстановления здоровья, Каримов продолжил специальное лечение в Челябинске, приехав в Ленск только в феврале 2013 года. Лечение пришлось продолжить и в Ленской больнице. За это время из крепкого, деятельного мужчины он превратился в инвалида. 

Преступление не обнаружено

Только в апреле 2013 года адвокату Каримова удалось получить в Следственном комитете Ленского района ответ на заявление. 

Следователями из Якутского Уголовного розыска оказались оперуполномоченные УУР МВД РФ по РС(Я) А.Н. Саввин и В.С.Кузьминов. Я намеренно называю фамилии. Страна должна знать своих героев. Желательно в лицо, но фотографий их, к сожалению, у меня нет. 

Из объяснений Саввина следует, что 17.11.2012 около 11 часов он позвонил Каримову, попросив приехать в ОМВД по Ленскому району. Встретил его у дежурной части, проводил в кабинет, где находился старший оперуполномоченный УУР МВД по РС(Я) Кузьминов. Далее они стали расспрашивать Каримова об обстоятельствах убийства Каримова, дали ему ручку и бумагу и попросили записать все, чем он занимался в день убийства сына, но ничего интересующее следствие он не указал. Данные записи Каримов писал примерно до 17 часов, после чего его отпустили. 

«Беседа с Каримовым проходила в вежливом и уважительном тоне, не нарушая его прав и свобод. Никакого психического давления к Каримову не применяли, не угрожали применить физическое насилие, не применяли специальные средства…» (Из объяснения Саввина в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела). 

В общем, в уголовном деле отказали, выслушав лишь самих оперуполномоченных. Получается, сначала «вежливо и уважительно» Каримову двинули в челюсть, затем долго «гладили по головке». По версии старшего следователя СО по Ленскому району СУ СК РФ по РС(Я) Э В.Шаболова, очевидно, свидетель просто не выдержал столь «изысканного» обращения и по собственной инициативе стал инвалидом. 

Но Каримов решил не сдаваться. Заявления о нарушении его прав полетели в генеральную прокуратуру, заместителю председателя ГД по безопасности и противодействию коррупции Александру Хинштейну и в другие инстанции. Каждый раз, когда из Москвы приходило очередной ответ высокого руководителя с требованием разобраться, дело возобновлялось, и вновь без всякого расследования затухало с издевательской формулировкой: «состава преступления не имеется». 

В последний раз какой-то проблеск назревшего вопроса возник в конце прошлого года. Приехал мужчина, отрекомендовался следователем мирнинского ОСБ, выслушал Каримова, заверил, что в этот раз дело не будет спущено на тормоза и осведомился – не будет ли он против проверки на полиграфе. Каримов согласился, но впоследствии оказалось, что для проверки на детекторе лжи он должен за свой счет добраться до Якутска. Без комментариев. 

«…И нету других забот»

Совершенно очевидно, что Саввин и Кузьминов не ставили перед собой цель найти преступника. Для них гораздо более важен был сам факт того, что они «раскрыли» преступление, написали об этом рапорт и остались с чувством исполненного долга. 

Не следует обольщаться – подобные сотрудники никогда не задумываются о том, что они сами совершают преступление. Они считают, что право изощренно, безнаказанно измываться над человеком, топтать его человеческое достоинство дает им служба в полиции. Так чьи интересы может защищать ТАКАЯ полиция? 

В данном случае также совершенно очевидно, что имели место и шовинистские настроения – неважно, кто из таджиков сядет – отец ли, или работник из бригады. Важно, хоть кто-нибудь. Не выдержи Каримов пыток – в настоящее время он находился бы уже в местах не столь отдаленных, а на сайте МВД появилось бы бодрое сообщение, что убийство в очередной раз раскрыто, люди бы дежурно возмутились нравам гастарбайтеров, которые могут презреть родную кровь. 

К слову, Каримов – уважаемый в Ленске человек, десятки лет трудившийся на благо якутян, знает все персональные данные убийцы своего сына и его местонахождение. Знает и то, что после преступления он выехал из Ленска по подложному паспорту. Но в полицию Кароматулло Каримов по этому вопросу не обращался. Куда? К отморозкам, которые пытались выбить из него ложное признание? В Следственный комитет, где он время от времени слышит «вежливое и уважительное»: «Еще будешь писать – посадим»? К тем, кто писал лживые отписки об «отсутствии состава преступления»? 

На наше сообщение о «шалостях» сотрудников их ведомства, начальник ОСБ МВД РФ по РС(Я) Вячеслав Бутаков ответил, что ничего об этом не знает, но: 

— Раз Следственный комитет проводил проверку и не нашел состава преступления, значит, его не было. Вообще, какие к нам могут быть вопросы, если дело расследовали в СК? С них и спрашивайте! 

Придет время – спросят. Заявление Генерального прокурора РФ Виктора Чайка 12 февраля 2014 года о том, что в России за последние три года незаконно задержали или арестовали более 4,6 тысячи человек, взорвало социальные сети. Всего неправомерно к уголовной ответственности за три года, по словам Чайки, привлекли 14261 человек. 
«Люди годами сидят незаконно» — сказал глава надзорного ведомства, не уточнив, удалось ли этим людям добиться отмены наказания и понесли ли ответственность сотрудники правоохранительных органов, незаконно возбуждавшие дела. Что-то сдается, не понесли. 

Но вернемся к началу. О доверии. О том, чьи интересы защищает полиция. Если судить по Саввину и Кузьминову, множеству фамилий в отказах и в лживых отписках, то приходится констатировать: полиция защищает свои интересы. 

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

Комментарии

avatar