TOP

Виктор Губарев о делах партийных, предателях и якутских красных террористах

Опубликованная в прошлом номере статья «Раскол в якутской компартии. Виноваты «маниловщина» и рахметовы» вызвала резонанс среди якутских коммунистов, которые не согласились с позицией автора. Свое возмущение журналисту выразил, в том числе, и сын Виктора Губарева.

Проживающий в Санкт-Петербурге Кирилл Губарев эмоционально обозначил свое отношение: «Мадам вы судья чтоль? Задаетесь вопросами? Имел право или не имел. Такие как вы страну и довели . А вопросы задовайте, тем скем вы на фотографиях! А по поводу в тундру! Я смело скажу что отец мой для тундры сделал много хороших вещей и делать сейчас сторается, А по поводу туда уехать, тут каким-то …ом попахивает! Не вам мадам судить!» (орфография автора сохранена). Его чувства, в принципе, понятны – предпринял попытку защитить честь и достоинство отца, хоть и в несколько нелепом виде. При этом позабыл, что Виктор Николаевич – не только отец, но и лидер партии, заместитель Председателя Ил Тумэн, соответственно публичное лицо.

Более взвешенную аргументацию озвучил главный идеолог якутской компартии, депутат городской Думы Айаан Васильев, где он возразил некоторым спорным моментам. С его мнением читатели могут ознакомиться в его личном блоге на нашем сайте vesti14.ru.

Напомним, что мотивом для публикации статьи стала обидчивость 1-го секретаря якутской КПРФ, подавшего заявление в Следственный Комитет с требованием возбудить уголовное дело на исключенного из партии, 73-летнего убежденного коммуниста, общественника Ивана Бочоева за озвученную формулировку в СМИ «двуликий Янус» в адрес Губарева. В свое время коммунисты дали отпор в СМИ партийному критику: «То, как он это делает (критикует – прим. ред.), наводит на вопрос – уж не роняли ли его в младенчестве на пол?». Но публичной перепалкой, вынесением мусора из избы не ограничились, призвав наказать Бочоева в уголовном порядке. Другой повод – сложившаяся ситуация в отделении КПРФ в Нерюнгри. Коммунисты написали письмо Виктору Николаевичу с громким заголовком «Как умирает Компартия». Виктор Губарев любезно согласился дать свою оценку по поднятым вопросам.

— Виктор Николаевич, за что была исключена из КПРФ, а спустя год восстановлена видный коммунист, старейшина партии Люлия Григорьева?

— За поддержку во время выборов кандидатов от «Единой России», озвученную ею в СМИ. Такое решение было для нас непростым. Но Люлия Николаевна – человек известный и уважаемый в республике, к ее мнению прислушиваются. Поэтому ей необходимо было быть осторожной в высказываниях. Ее слово имело для нас последствия. Мы отреагировали достаточно строго по отношению к ней, но она ведь не простой рядовой коммунист. Позже мы восстановили ее в своих рядах.

— Как прокомментируете свое решение по заявлению на Ивана Бочоева? Не слишком ли сурово привлекать к уголовной ответственности пожилого 73-летнего человека за критику?

— Поверьте, я никому ни сумы, ни тюрьмы не желаю. Если он принесет мне публично извинения и признает свою неправоту, то тут же отзову свое заявление.

— В своей статье мы выразили мнение, что подписавшись в заявлении зампредом Госсобрания, а не Секретарем КПРФ, вами была предпринята попытка оказания давления на следователей. По сути это же просто партийные разборки, зачем втягивать СК?

— Я просто не придал этому значение. Есть закон о защите чести и достоинства, имел право подать заявление. Это же не критика, а ложь!

— Как относитесь к выходу из КПРФ известного в Якутске общественника и правозащитника Владимира Ю?

— С большим сожалением. Он очень многому у нас научился. Это его решение. Но по выходу из партии некоторых товарищей судить о кризисе в КПРФ нельзя. У нас 2200 членов партии по всей республике. В прошлом году вступили 100 человек, нет, даже почти 200.

— Какие меры были приняты в ответ на письмо коммунистов из Южной Якутии? Они к вам лично обращались.

— Я считаю, что произошло просто предательство со стороны коммунистов из Нерюнгри – Кляузера и Дубинина, заметьте, с небольшим партийным стажем. И критиковать за то, что организованные акции протеста угольщиков были только предвыборным ходом, а позже рабочих забросили — это неправильно. Сидя в кабинете, нельзя бороться. У меня были встречи летом с коллективом «Якутугля», в некоторые организации меня не пустили. Я отправил Хафизову депутатский запрос. Наш депутат Госдумы Обухов держит с ними ежедневно связь. Там увольняют людей, активистов независимого профсоюза. И только протесты смогли остановить этот процесс.
Проблем нет только у определенной категории граждан, а у нормальных всегда есть. Так и в любой партии.

— Ваше отделение Нер
юнгри можно считать боевым крылом партии – акции протеста, красные террористы братья Грибко. Хотела бы напомнить о них, молодых коммунистах, которые теперь сидят в Матросской тишине, за то, что предприняли попытку в Москве взорвать динамит во время массовых гуляний. Вы оказываете им поддержку?

— Я помню их, мы встречались, обсуждали. А потом связь с ними прервалась после переезда в Москву, к большому сожалению. Я их уважал. У них было обостренное чувство справедливости, всегда открыто выражали свою точку зрения. Мы очень внимательно к ним относились.

— Как вы относитесь к критике в ваш адрес? Ситуация с Бочоевым говорит, что весьма болезненно…

— Я умею держать удар. И к критике отношусь внимательно. Вы знаете, я фельетоны в свой адрес считаю поощрением. Посредством юмора озвучиваются недостатки. Другое отношение к вашей публикации. Идет борьба с нашей партией, и вы боретесь против нас. У вас прозвучала ложь в мой адрес – много выдумано, есть неточности. Меня крестили в церкви, но я атеист. Не найдете человека, который бы подтвердил, что я перекрещиваюсь на людях. Какие цели вы преследовали – оклеветать меня?

— Я десять лет раньше голосовала за КПРФ, а сейчас, увидев ваши внутрипартийные склоки, уже и не хочется. Республике нужна сильная, конструктивная оппозиция, будь то коммунисты, справедливороссы, «Гражданская платформа» или другие.

— Вы, журналисты, всегда ищете жареные факты. Позиции нашей партии только крепнут, о расколе внутри нее не может быть и речи. Если ее кто-то и покидает, это ни о чем не говорит. На смену придут другие.

Так как ты здесь ...
... у нас есть небольшая просьба. Всё больше людей читают «Вести Якутии», но доходы от рекламы в изданиях быстро падают. Мы хотим оставаться независимым изданием от финансовой и политической цензуры, работать с лучшими журналистами-расследователями, которые стоят на страже ваших прав. Готовить новые интересные программы и рассказывать правдивые новости. Но для всего этого нужны деньги. Мы думаем, вы поймете нас поэтому просим вашей помощи. Независимая журналистика «Вестей Якутии» требует много времени, денег и тяжелой работы для производства. Но мы делаем это, потому что считаем, что наша работа нужна и важна для нашего общества. Если каждый, кто читает наши статьи, кому это нравится, поможет с финансированием «Вестей Якутии», то наше будущее станет намного более интересным. Вы можете поддержать Вести Якутии - и это займет всего минуту. Спасибо.

Сделать вклад:

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments